Вопросы новичковПолезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Для тех, кто только начинает путь в родители

Автор темы
shevedra
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 05.07.2010
Сыновей: 1
Дочерей: 3
Приёмные: нет
Кровные: есть
Образов.: высшее
Откуда: Братск
Re: Пособие на ребенка

Сообщение shevedra » 05 июл 2010, 10:09

Девочки! а я вот прочитала на официальном форуме коментарии психолога ( мне как раз мальчик 9 лет понравился). Ведь в этом возрасте все болезни уже известны?! или все таки в подростковом возрасте могут сюрпризы проявиться?

Младший и средний школьный возраст (от 7 до 12 лет)

Люди, которые приходят к нам в Детский Дом с запросом на «очень маленького» ребенка, зачастую с удовольствием принимают в семью ребенка школьного возраста. Это происходит потому, что они осознают, что ребенок-школьник, сохранив практически всю привлекательность «маленького», приобрел ряд преимуществ чуть более старшего, школьного, возраста. Давайте посмотрим, каким образом это возможно.

Ребенок семи-восьми-девяти лет – это на самом деле еще совсем маленький ребенок. Он очень нуждается в заботе и понимании взрослых, и на свете есть еще такое огромное количество вещей, которым его надо научить! Ребенок десяти-одиннадцати лет, конечно, ведет себя уже более самостоятельно, но на самом деле очень сильно хочет, чтобы его любили, чтобы он был кому-то нужен. Потребность в привязанности с возрастом не ослабевает, а напротив, усиливается. Ведь ребенок школьного возраста уже последовательно мыслит, осознает себя и свое место в мире. Не найдя своих «дорогих и близких», ребенок школьного возраста оказывается в опасности оценить себя самого как «плохого», «ненужного».

Ребенок школьного возраста уже, как правило, умеет учиться. Большая часть его дня занята и расписана по времени – ему надо быть в школе, потом нужно делать уроки. В этом возрасте дети часто начинают ходить в разные кружки или секции. Поэтому получается так, что взрослые в семье начинают располагать б ольшим количеством личного времени, чем это было с ребенком-дошкольником. С другой стороны, первые школьные годы предоставляют воспитателю возможность очень многое вложить в ребенка, помочь ему, открыть перед ним прекрасный мир знаний и найти в этом мире разные увлекательные вещи. Сколько книжек можно прочитать вместе! Сколько интересных историй взрослый может рассказать ребенку! Для ребенка школьного возраста, также как и для дошкольника, очень важно быть просто рядом со «своим» взрослым.

Те, кто мечтает подготовить ребенка к школе и повести его первый раз в первый класс, находят не меньше радости в том, чтобы подготовить его в следующий класс. Ведь ребенку в любом случае потребуется ваша помощь и поддержка со школой – с вами он пойдет уже в другую, новую школу, и как он будет волноваться! Как ему будет важно, чтобы вы были рядом с ним в этот ответственный и по особенному радостный момент его жизни! Ведь теперь он идет в школу не просто так, а его провожает его семья, все за него волнуются и радуются. А когда он вернется домой, будет кому рассказать о том, что было в школе, похвастаться, спросить совета, просто выразить свои чувства и впечатления.

Дети школьного возраста очень любят играть. Игры могут меняться, становиться более сложными – например, шашки и шахматы, лото. Дети этого возраста очень любят всякие переодевания и розыгрыши. Они могут достаточно долго времени проводить за каким-либо одним занятием – например, складывать паззл, вязать, рисовать, мастерить. В этом возрасте ребенок уже способен разделить ваши увлечения. Школьник с удовольствием ездит на дачу. Он (или она) обычно находит там друзей-сверстников, с которыми спокойно и безопасно может проводить время. С другой стороны, ребенку этого возраста уже вполне по силам помочь в огороде и по хозяйству. Школьник обычно с удовольствием сопровождает взрослых в их прогулках и поездках, может вместе со старшими членами семьи заниматься фотографией, спортом, кулинарией или садоводством.

Ребенок школьного возраста познает мир уже не так беспечно, как дошкольник. Он размышляет и анализирует, сомневается и пробует делать выводы. Ему так важно, чтобы рядом был кто-то старший, к кому и прижаться можно, приласкаться и подурачиться, и с которым можно спокойно и серьезно поговорить.

В целом ребенок школьного возраста требует от воспитателя уже гораздо меньше физических сил. Идиллическая картинка, которую обычно приписывают дошкольному возрасту ребенка – вы сидите в своем любимом кресле и читаете ваш любимый журнал, а неподалеку возится ваш малыш – на самом деле становится реальностью с ребенком школьного возраста. Ему достаточно, что вы просто находитесь где-то поблизости. Необходимо отметить, что бабушки гораздо успешнее и с большей охотой присматривают за детьми именно этого возраста – здесь от них не требуется такого напряжения сил, как с совсем маленькими детьми.

Реклама
Аватара пользователя

Пшеница
Сообщения: 961
Зарегистрирован: 27.11.2010
Сыновей: 2
Дочерей: 1
Кровные: есть
Образов.: высшее
Откуда: Сибирь, Кузбасс
Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Пшеница » 25 янв 2011, 12:49

Когда люди хотят принять в свою семью ребенка, они руководствуются самыми добрыми чувствами и намерениями. И эти добрые побуждения попадают на «одну чашу весов» в процессе принятия решения. А на «другой чаше весов» оказываются как социальные стереотипы («мифы») в отношении детей из детских домов, так и вполне реалистичные опасения. Какие из этих страхов напрасны, а чего все же стоит опасаться? А главное – что делать, чтобы опасения не сбылись? Об этом и будет разговор в статье.

Начнем с того, что бояться и тревожиться в переломный момент своей жизни – а появление нового члена семьи, хоть родного по крови, хоть нет, это именно такой момент – нормально и даже правильно. Психологи проводили исследования, которые показали, что у тех беременных женщин, которым часто снились тревожные сны, роды проходили более благополучно. Возможно, потому, что женщина из-за тревоги более ответственно относилась к себе, готовилась к появлению ребенка. Наш многолетний опыт показывает примерно то же самое: как раз у абсолютно самоуверенных и не испытывающих тревоги приемных родителей чаще бывают проблемы, а тот, кто боится, переживает, но все равно делает, рано или поздно справляется с любыми трудностями. Так что бойтесь на здоровье, главное – не позволяйте страху вас парализовать, старайтесь больше узнать и судить непредвзято, не попадая во власть мифов и стереотипов.
В конечном итоге все многообразные страхи приемных родителей можно разделить на две основные группы:
1) Страхи «про ребенка». Они могут звучать так: «У него плохие гены», «Он вырастет плохим (необразованным, испорченным) человеком», «Все мои усилия будут напрасны», «Он повторит судьбу своих кровных родителей».

2) Страхи «про отношения». «Он (она) не будет меня любить (бросит)», «Я не смогу его полюбить», «Мы никогда не станем друг другу родными», «Он скажет когда-нибудь: ты мне не мать!» Для многих родителей две эти группы в конечном итоге сливаются в одном всеохватном чувстве страха: «Я – не справлюсь, я окажусь плохим родителем».

Мы постарались добросовестно рассмотреть эти два «куста чертополоха», отравляющих жизнь приемным родителям – и не только в период принятия решения, но и потом, во время совместной жизни с ребенком. В основе наших размышлений – работа с многими замещающими семьями, которые обрели доверие и близость со своими приемными детьми, невзирая на все трудности. И научились просто жить со своим ребенком - радоваться его успехам и его человеческой неповторимости, хрупкой гармонии взаимоотношений, которую не надо (и невозможно!) сравнивать с чьими-то еще мирами. То есть научились быть семьей.

Часть 1 «Он чужой, он чужой, он плохой… Он – это лучшее, что было со мной…» (из какой-то песни) Кроманьонцы мы или кто? Итак, куст первый. В основе большинства перечисленных страхов лежит от природы присущее человеческим (и вообще живым) существам чувство опасности перед чужим, не принадлежащим к своей семье (прайду, стае). Кто его знает чего от чужого ждать… Скорее всего, ничего хорошего. И опять-таки конкурент, претендует на еду, территорию. Лучше его прогнать поскорее. Все это заложено в нас на уровне генетической программы, винить тут себя совершенно не за что. Вопрос в том, что нам с этой программой делать. Мы все-таки люди, даже вроде бы разумные (есть такая гипотеза – непроверенная). :wink:
Согласно другой гипотезе, неандертальцы, например, именно потому и выродились, что не сумели преодолеть этой биологической программы и не стали вступать в браки с представителями других племен. Наши же непосредственные предки, кроманьонцы, как-то эту задачу решили, сумели свой страх перед чужим обуздать – и вот потому мы сейчас здесь, Интернетом пользуемся. :roll: Однако у современного человека есть и свои основания для неприятия чужого. Грустно, но факт, что дети становятся приемными после того, как остались без собственных родителей, стали сиротами. А в наше время они обычно становятся социальными сиротами – то есть оказываются одинокими не по воле злого рока, а по причине алкоголизма, жестокости, безответственности и прочего подобного поведения их собственных папы и мамы. То есть эти дети для большинства приемных родителей – еще и представители другого социального слоя, с другими представлениями о том, как надо растить детей, как себя вести, ради чего и как жить и т. п. Как говорится, «два мира, два образа жизни». Пока он маленький и послушный, про это не думается. А как только дитя в первый раз выпьет пива или накрасит губы – тут-то этот страх волной и накроет. И в голову не придет ведь здравая мысль: «Это возраст такой». Мысли будут примерно такие: «Все, это наследственность. Он уже спивается. Она уже начала становиться проституткой».

Давайте попробуем успокоиться и разобраться в теме подробнее. ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?
· Не терять головы.
· Избегать предвзятости в суждениях.
· Больше доверять своим чувствам «здесь и сейчас», в сегодняшнем общении с ребенком, а не страхам «что может быть потом».

Наследственность, или как Мичурин получил сотрясение мозга Кстати, помните как? Предание гласит, что полез на дуб за арбузом – а тот ему на голову упал. Шутки шутками, а этот анекдот в чем-то очень точно описывает страхи приемных родителей перед наследственностью. Ведь в самом деле – ребенок-то зачат и рожден, а может быть, и воспитывался несколько лет другими людьми. Этого факта мы изменить не можем. В этом смысле, что ни делай, он всегда будет «арбузом на дубе». А ну как сорвется с неродной ему ветки – да по голове? «Плохая наследственность» – самое распространенное, практически «универсальное», объяснение любым трудностям, возникающим в процессе воспитания приемного ребенка. И самое опасное. Потому что «наследственность» – то, что изменить нельзя. То, что не дает шанса ни ребенку, ни родителям. А значит, заставляет опускать руки и отчаиваться, а не решать проблемы. Ссылаясь на плохую наследственность, мы, по сути, отталкиваем ребенка от себя, отказываем ему в праве меняться. Объяснение это и самое несправедливое, поскольку употребляется гораздо чаще не к месту, ложно. Ведь сегодня все знают, что есть какие-то гены, но что от них зависит и как это проявляется – мало кто себе представляет. Строго говоря, «наследственность» – это потенциал. То, насколько этот потенциал – как отрицательный, так и положительный! – реализуется, зависит от среды, а значит, от семьи, в которой ребенок растет. Соотношение факторов среды и наследственности – «50 на 50». В каких-то областях оно сдвинуто в одну строну: например, цвет волос полностью задан генами, в каких-то – в другую: так, будут ли волосы чистыми и аккуратными, зависит только от обстоятельств и действий самого человека. Самое же главное в жизни – желание и умение работать, вера, ценности, способность любить и заботиться уж точно не от наследственности зависит. С другой стороны, гены – это всегда в большой степени лотерея (кстати, и в случае с родными детьми тоже). А вдруг ваш приемный ребенок окажется наделен от природы талантами и качествами, которые в вашей семье не представлены? На самом деле проблемы в развитии детей–сирот связаны в гораздо большей степени с травмой отрыва от семьи и родительской депривацией, чем с наследственностью. Именно отсутствие достаточной заботы и эмоционального контакта с близким взрослым в раннем детстве, а в некоторых случаях – жестокое обращение, являются основной причиной диспропорционального развития таких детей, а не пресловутая «генетика». Ребенок с самыми распрекрасными генами в этих обстоятельствах развивался бы плохо. У покинутого, лишенного родителей ребенка с самого раннего возраста подорвана жизнеспособность. Близкий контакт с матерью (или с другим постоянным взрослым) в раннем детстве обеспечивает не только эмоциональный комфорт, но и психофизиологическую стимуляцию, необходимую для благополучного формирования ЦНС и головного мозга. У ребенка, который в течение первого года жизни растет не «на руках», затормаживается и нарушается нормальный ход развития. Последствия этого достаточно серьезны, но обратимы. Тем легче, чем раньше изменится ситуация – та самая «среда». Мы много раз видели, как неузнаваемо менялись и расцветали дети, попадая в любящую семью. Их просто невозможно узнать – хотя все гены, как вы понимаете, остались теми же самыми. Бояться генов, с одной стороны, естественно – ведь они не в нашей власти, с другой, бессмысленно – по той же самой причине. Отрицать их тоже нет смысла – стремление «обтесать» ребенка под себя, игнорировать все его отличия от нас ничем хорошим не кончается – ведь даже Мичурин не пытался выдать арбуз за большой такой полосатый желудь!
Кстати, об арбузе: история про него вовсе не такая грустная, как кажется на первый взгляд. Во-первых, дуб явно хорошо справлялся со своими (родительскими) обязанностями: арбуз, судя по всему, был увесистым и, наверное, спелым. Во-вторых, сам арбуз, между прочим, против дуба ничего не имел. Может быть, он как раз не хотел, чтобы его срывали? Им хорошо было вместе!
Что можно сделать?
· Отдать себе отчет в своих мотивах : чего я хочу? Помочь ребенку, которому трудно и плохо? Испытать радость родительства, заботы и любви? Или получить «идеального» ребенка?
· По особо пугающим вопросам, например, о генетически передающихся болезнях, собрать достоверную информацию.
· Подумать о своем супруге, о самых близких друзьях. У них совсем «чужие» вам гены. Это не мешает ни любви, ни близости, ни взаимопониманию.

Знание – сила? Так сложилось, что у многих людей стоит как бы знак равенства между понятиями «высшее образование» и «хороший человек». Возможно, оттого, что средний возраст нынешних приемных родителей – 30-40 лет, они – дети и внуки людей послевоенного поколения. В то время в Советском Союзе материально бедны были почти все. Быть богатым было не только опасно (это могли себе позволить очень немногие), но и в каком-то смысле пошло. А вот быть образованным – стало наконец и возможно, и престижно. Вера в Бога была изгнана из жизни общества, и духовные ценности свелись к образованию. «Знание – сила», оно стало социальной ценностью и «безопасной вершиной», которую можно было достичь самим – и помочь своим детям в ее достижении. А желание помочь детям, хоть как-то обеспечить их будущее – естественное желание каждого нормального родителя. Времена изменились, но важность образования для многих родителей актуальна по-прежнему. Логика примерно такова: «образование обеспечивает интеллектуальное и душевное развитие, а также среду общения для ребенка, и тем самым служит фундаментом его (ее) будущего». Звучит разумно, но лишь отчасти. Душевное и моральное развитие связано не столько с интеллектом, сколько с воспитанием чувств, с отношениями, в том числе и внутрисемейными, в которых растет ребенок. С тем, во что верят родители. С тем, во что верит и кого любит он сам. От этого действительно зависит, каким человеком вырастет ребенок – родной или приемный. И большинство родителей, вообще взрослых людей, понимают это вполне отчетливо.
В чем же тогда дело? Что заставляет вполне здравомыслящих людей тянуть ребенка «за уши» в институт, нередко вопреки не только желанию, но и объективным способностям чада? Наверное, подобное происходит в тех случаях, когда уровень образования ребенка рассматривается как признак «достойного родительства». В самом деле, ведь образование – это то, что можно реально предъявить окружающим. И уж тем более, если ребенок – из детского дома… Образование – нужно. И важно. Но так же важно не перейти, точнее – не переломить хрупкую грань, по одну сторону которой – то, что психологи называют «зона ближайшего развития», потенциал человека, который требуется развивать, прикладывая усилия, а по другую - усталость от чрезмерного напряжения, взаимное раздражение и отчуждение.
Никакое образование не стоит того, чтобы ваши отношения с ребенком были разрушены, а он пришел к выводу что «такой» он вам не нужен.
Что можно сделать?
· Обратиться к специалистам, которые проведут грамотную диагностику уровня развития ребенка и степени его отставаний, разработают систему развивающих и коррекционных занятий, подходящую именно вашему ребенку, дадут рекомендации, как с ним заниматься дома. · Создавать дома «развивающую среду», много общаться с ребенком, поддерживать его начинания, разрешать пробовать новое; самим относиться к занятиям как делу увлекательному, а не как к «обязаловке»,
· Помнить, что отставание в развитии детей-сирот связано прежде всего с недостатком любви и вызванной этим тревогой, которая блокирует природную любознательность ребенка, как говорят психологи, «аффект тормозит интеллект». Когда ребенок в вашей семье почувствует себя любимым и защищенным, его развитие ускорится.
· Не сравнивать с другими. Любое сравнение подкрепляет неуверенность ребенка в своих силах и боязнь потерпеть неудачу. Каждый ребенок уникален, кроме недостатков есть еще и особенности. Сравнивайте его только с ним самим, вчерашним: раньше не умел, а теперь получилось!
· Терпеливо ждать. Получить все и сразу невозможно. Ни одному садовнику не придет в голову разворачивать бутон, чтоб цветок быстрее раскрылся и стал красивым! Все, что в принципе возможно – в свое время будет, при условии хороших взаимоотношений и вашей разумной помощи и поддержки. А что невозможно – того все равно не добьетесь, только измучаете себя и ребенка.
· Разумно определять нагрузки. Они должны быть посильны и для нервной системы, и для интеллектуального потенциала ребенка. Приготовление уроков «до ночи» не бывает продуктивным!
· Всегда искать позитив. Никому не хочется делать то, что не получается. Научите своего ребенка замечать пусть небольшие, но улучшения. Успех – лучший мотив в обучении.
· Хвалить за усилия, а не за результат. В любом деле важны последовательные усилия и преодоление трудностей. Научить ребенка этой жизненной мудрости – наверное, основная задача. Приемным детям она дается сложнее. Во-первых, опыт отвержения родными родителями подрывает веру в себя, а она лежит в основе настойчивости и упорства (не путать с упрямством – это вещи прямо противоположные!). Во-вторых, именно воля и терпение – качества, которые отсутствовали у кровных родителей этих детей, и формировать их приходится «с чистого листа».
· Верить в ребенка. Вера родителей в своего ребенка – это источник его жизненных сил и две трети будущего успеха! Не все то своровано, что украдено Дети, как приемные, так и родные, умеют сделать так, чтобы родители в этой жизни не скучали. То сломают что-нибудь, то подерутся, то в историю попадут. Все это называется «трудное поведение», и трудное оно, как вы понимаете, в первую очередь для родителей (детям, наоборот, бывает трудно так себя не вести; впрочем, некоторым из них изредка это удается).

Один из самых распространенных и самых пугающих для родителей типов трудного поведения -- детское воровство. На его примере мы рассмотрим, «как устроено» трудное поведение и как часто под одним явлением кроется множество очень разных. Почти каждый ребенок хотя бы один раз пробует что-нибудь украсть. И во многом от реакции взрослых зависит, чем станет для ребенка эта ситуация – новой ступенькой в понимании границ и правил человеческого общения, или представлением о себе как о преступнике. Причин того, что ребенок берет без спроса не принадлежащие ему вещи или ценности, может быть достаточно много: Неосведомленность. Дети, растущие в детском доме, не имеют «своего», и, соответственно, не понимают, что такое «чужое». При общественном укладе жизни все вокруг общее, поэтому взять без разрешения – вовсе не значит «украсть». Точно также ребенок, выросший в детском доме, может не знать ничего о назначении денег, о том, что они имеют определенную ценность, что их количество ограничено, что они кому-то принадлежат. И когда ребенка ругают за такой поступок, он не понимает, что такого страшного сделал. Клептомания, которой часто боятся люди, готовящиеся взять в семью ребенка, – это не особенность детей из неблагополучных семей, а психическое расстройство, болезнь, которая в принципе может поразить любого из нас. Но только в принципе: к счастью, настоящая клептомания – очень редкое заболевание, столкнуться с ним в реальной жизни крайне маловероятно. Невротическое воровство. Воровство этого типа может встречаться у детей, переживших психологическую травму, неуверенных в своем нынешнем положении, испытывающих страх перед будущим, имеющих низкую самооценку. Это – своего рода попытка заполнить «черную дыру» беспокойства, вызванного дефицитом любви, причем, возможно, дефицит был в прошлом, но «дыра» еще не успела затянуться. Чувство риска, азарт и инфантильное удовольствие присвоения желаемого временно заполняют пустоту. Но поскольку это лишь замещение реальной потребности, оно насыщает ненадолго. После пережитой опасности наступает желанное успокоение, тревога на время отпускает. Однако позже возникает вновь, усугубленная виной и уверенностью, что «я совсем пропащий». Этот тот самый тип воровства, о котором пишут в прессе, удивляясь: зачем звезда с миллионными гонорарами украла в супермаркете маечку? Да ведь, к сожалению, от несчастного детства и звезды не застрахованы. Демонстративное воровство. Ребенок намеренно нарушает запрет не брать что-либо, хотя прекрасно понимает, что попадется, он словно делает «назло». После раскрытия кражи ведет себя вызывающе, хамит, отпирается, врет в глаза. Скорее всего, это т.н. «протестное поведение». Возможно, ребенок проверяет границы: а что вы сделаете? Не откажетесь ли от него? А возможно, таким странным образом «выбивает» особое внимание к себе. Некоторые дети, лишенные любви и заботы, приходят к выводу, что единственный способ привлечь внимание взрослого – разозлить его. Наказание их меньше пугает, чем безразличие. Причем за безразличие они порой принимают обычную сдержанность – особенно если привыкли к крику и побоям. Присвоение статуса. Порой дети связывают наличие каких-либо вещей с чувством собственной значимости, уверенности в себе. Зависть к вещам – проявление чувства собственной малоценности, которая часто бывает у детей, отвергнутых собственными родителями. Иногда, особенно у подростков, иметь то же, что есть у других – значит «быть как все», «своим», принадлежать к значимой группе. Во взрослом мире «статусные вещи» означают принадлежность к социальной группе с определенным материальным достатком. В подростковом микросоциуме правила жестче: если у тебя нет того, что есть «у всех наших», ты – «лох», изгой, «белая ворона». То есть для подростков обладание чем-то – еще и способ избежать насмешек и травли, которых они боятся панически. И если ребенок с счастливым детством и прочным домашним «тылом» за спиной часто способен справиться с такой ситуацией, то для приемного ребенка стресс оказывается чересчур сильным.
Что же такое собственно воровство?Согласно словарю, это «спланированное присвоение чужого имущества ради его материальной ценности. При этом человек осведомлен о социальном и моральном запрете на такие действия, осознает степень вреда для жертв кражи и возможность наказания для себя». Как мы видим, далеко не все случаи, когда ребенок берет чужое, на самом деле являются воровством! А реакция взрослых часто носит «опережающий» характер: «Сегодня украл шоколадку, а завтра – станет вором-рецидивистом. Опять-таки, гены… Все, это конец, все было зря, ничего не вышло, мой ребенок – вор!» На самом деле именно в момент родительского отчаяния (а не в процессе кражи шоколадки) над будущим ребенка сгущаются тучи. Потому что у него самого нет опыта, он ничего толком не знает о себе. Он получает информацию только от нас, взрослых. А тут сам папа (сама мама) говорит, что он – вор. Значит, так оно и есть… Опасность «ярлыков» состоит в эффекте социального гипноза: «как вы лодку назовете, так она и поплывет!». Опасения, что воровство связано именно с тем, что ребенок – приемный, имеют под собой основания. Только гены тут опять ни при чем. Моральное развитие непосредственно связано с опытом благополучной привязанности. В основе «голоса совести» лежит не столько страх наказания, сколько боязнь утраты любви и уважения близких, а также способность сочувствовать другим людям. Большинство детей, воспитывающихся в благополучных родных семьях, к старшему дошкольному возрасту знают о том, что такое «можно» и «нельзя», «хорошо и плохо». Однако сначала они просто «не хотят расстраивать маму», «не хотят поссориться с папой». Следовать моральным нормам самостоятельно и осознанно, по «внутреннему закону совести» дети становятся способны значительно позже – примерно к 10-11 годам. Если же у ребенка раннее детство было неблагополучным, отмечаются задержки в развитии совести: ему некого беречь, он не умеет сочувствовать, нет отношений, которыми он бы дорожил, ведь всему этому тоже нужно учиться. Плюс постоянное чувство тревоги, задержка в интеллектуальном развитии (идея собственности – сама по себе довольно сложная). Поэтому детям с «неблагополучным стартом» дольше требуется внешний контроль. Почему мы так подробно рассказываем о разных типах воровства? Потому что, если это по сути не воровство, а неосведомленность (невротическая тревога, протест, страх быть отвергнутым и т. п.), бесполезно бороться с симптомом, внешним проявлением проблемы, то есть собственно утаскиванием шоколадки. Это все равно что усердно вытирать лужи, если прохудилась крыша, а дыру не заделывать (как вы понимаете, ругаться и топать ногами или плакать и отчаиваться – еще менее продуктивно). Нужно понять, что происходит с ребенком на самом деле. Тогда можно будет решить исконную проблему, а воровство пройдет само.
Что можно сделать (все, сказанное ниже, походит и для любого другого типа трудного поведения)?
· Ясно осознавать свои цели. Понятно, что при столкновении с трудным поведением нас захватывает буря эмоций. Так и хочется надавать, как следует, чтобы запомнил. Вы, конечно, получите разрядку. Но что именно ребенок «запомнит»? Что вы бываете страшны в гневе? Что лучше не попадаться? Чувствуете разницу между «воровать плохо» и «воровать опасно – побьют»? Вы, собственно, какого результата хотите?
· Помнить, что ребенок, совершивший проступок, не преступник. Случившееся – шанс для него освоить некоторые важные правила человеческого общежития. Использует он его или нет – во многом зависит от реакции взрослых. Навешивая ярлыки, вы его лишаете возможности выбора в будущем: ведь он уже вор, чего тут думать-то?
· Собрать полную и непредвзятую информацию о том, что произошло. К сожалению, к детям из детского дома существует предвзятое отношение, и ребенка могут обвинить несправедливо.
· Постараться понять, что стоит за поступком ребенка, какова эта ситуация с точки зрения ребенка, каковы были его намерения и как он понимает результат. Для этого нужно внимательно и спокойно его выслушать. А чтобы он мог быть откровенными с вами в столь стрессовой ситуации – до этого создавать доверительные отношения.
· Учитывать возраст и особенности развития ребенка. Часто взрослые терпимо относятся к тому, что ребенок отстает в росте или в учебе, но не могут перенести задержки в развитии совести. На самом деле это такая же зона развития, как и другие. Просто, возможно, сейчас ребенку, которому десять лет от роду, в моральном отношении – еще только шесть. И относиться к его поступкам, объяснять ему, что произошло, надо с учетом этого.
· Подробно и понятно объяснить ребенку, чем именно плох его поступок. Почему нельзя брать чужое без спросу, даже если хочется. Что теряет тот, кто берет чужое – прежде всего, в отношениях с людьми. Рассказать, как плохо тому, у кого украли, что он чувствует. Объясните, что желание взять чужое посещает в детстве всех людей, и как люди это преодолевают, и т.д.
· Предложить выход из ситуации. Обязательно надо вместе с ребенком попросить прощения (объяснив, зачем!), при этом не позорить и не бросать одного. Найти способ самому ребенку возместить нанесенный ущерб: вернуть, сделать своими руками новое, отдать свое взамен растраченного и т.д.
· Выразить уверенность (не требовать обещаний, не угрожать, а именно выразить твердую уверенность), что в будущем ребенок научится справляться с соблазном взять чужое.
· Своим собственным поведением выражать уважение к собственности, в том числе к вещам самого ребенка, спрашивать разрешения, не рыться в его вещах. И его не вводить в искушение, не бросать где попало деньги и ценности, пока не будете уверены, что это не станет невольной провокацией.
· Если вы обнаружили, что за воровством стоят другие причины, начать решать эти проблемы. Если вам кажется, что сами вы не можете понять, что движет ребенком, обратиться к детскому психологу.

Лолита или... Один из самых кошмарных кошмаров – развратный ребенок. От этого бросало в холодный пот даже видавших виды героев Достоевского. Помните, детское личико – и томный взгляд из-под полуопущенных ресниц. В реальности все порой бывает даже не столь поэтично: крошки сыплют похабными остротами, непристойно лезут к детям и взрослым, проявляют явный интерес ко всему, что «про это». У специалистов это называется «сексуализированное поведение». Конечно, приемные родители в шоке – ребенку пять-шесть лет, а он что творит? Что же будет дальше-то? Попробуем разобраться. Представьте себе реальную жизнь ребенка из неблагополучной семьи. Взрослые или пьяные, или с похмелья. Злые, ругаются, не кормят. Мама угрюма, безразлична, а может и ударить, если будешь приставать. И вдруг звонок в дверь – пришел мужчина. Принес выпивку и закуску. Мама сразу оживилась, улыбается, хлеба с колбасой дала. Потом они, выпив, целуются, валятся на постель, говорят «те самые» слова и делают «те самые» движения. И вот уже мама смеется, добрая становится, да и дядя по голове погладил и конфету дал (хорошо, если только по голове погладил). Естественно, для ребенка в этом случае все, что связано с «этим» становится особенно значимо и привлекательно. Потому что только «это» означает радость, ласку, выживание. Если его не выгоняют – значит, позволяют принять участие в этом «празднике жизни». Он горд, что все знает и понимает. При этом ему и страшно, и тревожно, ведь по поведению взрослых он чувствует, что это «что-то особенное», стыдное, тайное. Попав в новую семью, он может демонстрировать сексуализированное поведение просто по привычке. А потом, поняв, что смущает взрослых, может использовать как своеобразную власть над ними – они ведь явно не знают, как себя вести! Кроме того, любой ранний опыт в этой сфере, даже если не было прямого насилия – травма для ребенка. Травма рождает тревогу, она требует выхода. Ребенок демонстрирует сексуализированное поведение новым родителям в смутной надежде, что они помогут разобраться, как-то переварить этот опыт, с которым сам он не знает, как поступить.
То есть подлинная причина «развратного» поведения ребенка вообще никакого отношения к сексу не имеет. Она все та же – дефицит любви и ласки, тревога и беззащитность. Кстати, именно поэтому, а вовсе не из-за «генов матери-проститутки» нередко «идут по рукам» девочки, выросшие без родительской ласки. Они обычно не получают ни малейшего сексуального удовольствия от своей «распутной» жизни, просто они готовы платить своим телом даже за такой суррогат ласки и внимания, за то, чтобы хоть одну ночь не оставаться одним – в постели и в жизни. Все еще сложнее, если ребенок был свидетелем насильственного секса или даже сам был жертвой насилия (это возможно и в неблагополучной семье, и, к сожалению, даже в детском учреждении). Возможно, эпизоды сексуального использования были вообще единственными моментами в жизни ребенка, когда на него обращали внимание, его касались и с ним разговаривали. Возможно, взрослый внушал ребенку, что «ты на самом деле сам этого хочешь» или «видишь, какая ты испорченная, никому не говори, а то тебя накажут». Возможно, его держали впроголодь и кормили только «после этого», или били в случае сопротивления. Или говорили: «Видишь, как я тебя люблю. Иди ко мне».
Вина, стыд, боль, отверженность, бессилие сплетаются в результате в душе ребенка в такой мучительный узел, что он буквально «сам не свой», то есть не справляется ни со своими чувствами, ни со своим поведением. Выглядеть со стороны это может как угодно – и как зажатость, и как «испорченность», и как «неадекватность» (представьте, что вы – от чистого сердца – говорите ребенку с таким опытом: «Я тебя люблю. Иди ко мне»… А у него -- истерика). Должно пройти немало времени, прежде чем ребенок узнает и поверит, что любовь бывает другой: бережной, бескорыстной, уважительной. И, скорее всего, для преодоления столь тяжелого опыта ему понадобится помощь специалистов. Самое плохое, что может случиться с ним в приемной семье, – если на лицах родителей он увидит гадливость и презрение, подтверждающие его и так очень низкое мнение о себе; или если реакцией будет ярость, и ребенок испугается и замкнется; или если он поймет, что они сами смертельно боятся этой темы, а значит, ничем ему не помогут. Здесь, как и с воровством, «все не так, как на самом деле». Сексуализированное поведение ребенка всегда – результат травмы (кроме редких случаев врожденных патологий, которые проявляются обычно и десятком других гораздо более тяжелых симптомов). Никаких действительно «сексуальных» потребностей в результате травмы, естественно, появиться не может. Потребности этих детей все те же – научиться любить и быть любимым, защищать и уважать себя, оставить прошлое в прошлом и жить дальше. Для этого ему понадобятся ваша любовь и ваше спокойствие.
Что можно сделать?
· Не смущаться. Вы взрослые люди. Оставьте фантазии о развратных детях литераторам. Как мы уже знаем, «секса» в этом – меньше всего. Спокойно и уверенно (но не гневно!) объясните ребенку, что так себя вести не принято и некрасиво, дети так делать не должны. Конечно, это само по себе не поможет, но ребенок должен знать вашу позицию. Если вам неудобно перед родственниками или друзьями, просто спокойно скажите им, что это со временем пройдет.
· Показать альтернативу. Если ребенок не подвергался насилию, а скорее страдал от невнимания и отсутствия ласки, побольше возитесь с ним, весело тормошите, держите на руках. Он должен увидеть, что объятия и поцелуи – это не обязательно секс.
· Обратиться к специалисту, особенно если вы знаете или подозреваете, что ребенок был жертвой насилия. Это очень тяжелый опыт и будет лучше, если ребенку поможет профессионал. Возможно, с вами он вообще не захочет говорить на эту тему, и в этом нет недоверия. Ребенку важно, что его новый дом – территория безопасности и даже разговоры о «том прошлом» здесь ему не нужны. Пусть это происходит в кабинете психолога – и там и остается.
· Не поддаваться страху! Самое ужасное, похоже, уже случилось. Ребенку и самому страшно. Он должен видеть, что вы не боитесь этой темы, а значит, сможете ему помочь.
· Быть очень осторожным, если ребенок пережил насилие. Ваши проявления любви могут его напугать. Договаривайтесь с ним о каждом шаге: «Я подойду и укрою тебя на ночь, хорошо?» Если он не хочет – значит, нет. Он должен поверить, что вы не будете ничего с ним делать против его воли (это не значит, что вы не можете настаивать на своем в других сферах – речь только о случаях физического, телесного контакта).
· Поднимать самооценку. Ребенок должен знать, что представляет собой ценность не только как сексуальный объект. Почаще говорите ему, как вам с ним интересно, как он вам помогает, какой он сообразительный и т. п.

«Дитя-монстр» и «Дитя-монстр возвращается» А вдруг он… все разнесет… будет мучить животных… бить маленьких… обругает бабушку… Картины, одна ужаснее другой встают перед глазами. Наверное, один из самых сильных страхов взрослых – страх перед детской агрессией. Потому что если нападает и дерется равный, можно тоже разозлиться и дать сдачи. А если угроза исходит от ребенка, особенно маленького, мы теряемся и не знаем, что делать. Происходит ошибка сильнейшей глубинной установки «ребенка надо любить и защищать» и внезапно поднимающейся изнутри волны собственной ответной агрессии: «Да как он смеет! Я ему…». Не удивительно, что почти каждый год появляется новый голливудский фильм про такого маленького, хорошенького ребеночка, который на самом деле – просто монстр. Все дети проходят в своем нормальном развитии периоды, когда учатся владеть собой, сдерживать спонтанный гнев. Усвоение социальных норм и правил выражения своего недовольства начинается в возрасте 2-3-х лет. В благополучном варианте ребенок постепенно учится находить приемлемые для его окружения способы отреагирования негативных эмоций и способы достижения желаемого. После десятка истерик ребенок убеждается (при правильном поведении родителей), что это не лучший способ получить что-то. С другой стороны, он узнает, что иногда взрослых можно просто попросить, или убедить, наконец, справиться самому. Если родители принимают его чувства, но ставят рамки поведению, он приходит к выводу, что злиться – нормально, а вот крушить все вокруг – нет. Он не боится своей злости и она быстрее уходит. Дети, не имеющие опыта благополучных внутрисемейных отношений, не имеют ни позитивных образцов поведения в сложных ситуациях , ни опыта правильных ограничений деструктивного поведения. Возможно, их вообще замечали только когда они начинали истошно орать. Возможно, они наблюдали, как взрослые сами не справляются со вспышками гнева и превращаются в «монстров». Поэтому, когда таких детей посещает гнев, они оказываются беспомощны: имеющиеся в их распоряжении модели поведения плохи и неприемлемы, а других у них нет.
Более того, многие дети из неблагополучных семей подвергаются жестокому обращению. Последствия насилия двояки: боль и страх требуют отреагирования, и ребенок еще долгое время «выплескивает» их на окружающих. Кроме того, ребенок усваивает модели «насильственного» поведения, и требуется время и труд воспитателей, чтобы переучить его. Взрослые люди могут испугаться ребенка, ведущего себя разрушительно. Сильный аффект вообще пугает, а если непонятны причины, его вызвавшие, то и подавно. Сам ребенок тоже не осознает истинных мотивов своего поведения, и уж тем более не в состоянии что-либо объяснить. Растерянность взрослых он воспринимает как их слабость, и у него возникает ощущение контроля над ситуацией, своего превосходства над взрослыми а значит, учитывая его прошлый горький опыт, своей защищенности. Так растерянность и испуг взрослых подкрепляют агрессивное поведение ребенка. В следующий раз приступ гнева возникает легче и длится дольше. Поскольку открытое проявление агрессии является наиболее запретной формой поведения в обществе, у взрослых возникает сильное искушение счесть ребенка «ненормальным». Они еще больше пугаются – и тем самым окончательно лишают ребенка надежды получить то, что ему на самом деле нужно: защищенность, в том числе от самого себя. Ведь от своего гнева он страдает не меньше окружающих – тяжело жить рядом с монстром, а каково, когда монстр – внутри тебя самого?
Иногда агрессия прямо направляется на себя, это называется аутоагрессия. Ребенок может явно причинять себе боль – кусать, царапать, вырывать волосы, или делать это нечаянно – падать «на ровном месте», врезаться в углы, обжигаться (причем все это случается столь часто, что речь явно идет не об обычном детском бытовом травматизме). В более старшем возрасте аутоагрессия может толкать ребенка к заведомо очень опасным забавам, нарушению закона, и даже попыткам покончить с собой. За аутоагрессией стоит глубокое неприятие самого себя, бессознательное убеждение ребенка, что ему не следует быть. Потому что единственный источник, из которого мы с вами узнаем, что желанны на этом свете – любящие лица наших родителей.
Это, собственно, и ответ на вопрос, как помочь ребенку с аутоагрессией – она проходит по мере того, как он убеждается, что нужен и любим. Но чтобы в это поверить, ему недостаточно слов и уверений – должно пройти время, и совместный опыт жизни с приемными родителями сформирует у ребенка новое отношение к самому себе. Аутоагрессия как отвержение самого себя, самообвинения и приступы отчаяния встречается у чувствительных детей и в острой фазе переживания утраты родной семьи. Причем ребенок может «застрять» в переживании горя, превратив его в ритуал «искупления» и выражая таким образом свою любовь к покинувшим его значимым людям. Если взрослые не реагируют на подобное поведение ребенка, оно усиливается. Причиняя себе боль, физическую или эмоциональную, ребенок словно надеется, что если ему станет по-настоящему плохо, родители вернутся. Важно, чтобы он в этот время узнал, что утешение и помощь можно получить не только от ушедших близких, но и от других взрослых, от приемных родителей. Если они будут искренне стараться помочь ему, уважая его горе и не пытаясь его поскорее «затушевать» и обесценить («было бы о ком горевать – об этой алкоголичке»), ребенок доверится и научится находить опору в новых привязанностях. Каждый агрессивный ребенок хочет, чтоб его близкие взрослые могли справится с его гневом. Ведь если родители могут защитить ребенка от него самого, то они смогут защитить его и от всего остального в этой жизни. А это как раз то чувство защищенности, которого ему так недостает и которое необходимо любому ребенку для роста и развития.
ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?
· Не чувствовать себя жертвой. Фраза «я не могу с ним справится» не должна звучать ни вслух, ни в голове. Ведя себя как жертва, вы провоцируете ребенка быть агрессором. Помните: вы заведомо сильнее. Как бы ребенок ни бушевал – это всего лишь маленький ребенок, да еще и несчастный.
· Не принимать ярость ребенка на свой счет. Его агрессия – это нормальная реакция на ненормальные обстоятельства жизни, которая выражается «не вовремя и не тем людям». Он зол, и у него есть на это основания. Это не помешает ему любить вас и со временем разобраться, что к чему.
· Бороться не с чувствами, а с поведением. Ребенок имеет право злиться, но не имеет права причинять вред окружающим. Если его «понесло», сохраняйте спокойствие. Когда дело ограничивается воплями – оставьте его одного. Если он может начать все ломать или нанести себе увечье, оставайтесь рядом и спокойно, но твердо удерживайте его от подобных попыток.
· Бороться не с ребенком, а с агрессией. Говорите с ребенком о его приступах ярости, как его союзник и помощник. Не обвиняйте и не требуйте невозможного – сам он с собой пока не может справиться. Вы должны преодолеть это вместе. Предложите ему новые идеи, что делать, когда «несет», заведите «подушку злости», которую можно колотить. Выражайте уверенность, что все получится, во время истерики вместо слов «Если ты не успокоишься сейчас же, я тебе…» гораздо уместнее: «Когда ты сможешь говорить спокойно, приходи и мы все обсудим».
· Внимательно относиться к проявлениям аутоагрессии. Постараться выяснить причины «самонаказания», понять, в чем ребенок винит себя, какова стоящая за виной утрата. Для этого важны доверительные отношения с ребенком, его уверенность, что вы все поймете и постараетесь помочь. Поняв причины аутоагрессии, вы узнаете, какова истинная эмоциональная потребность ребенка, а значит, сможете найти новый способ ее удовлетворения.
· Обратиться к специалисту. Ребенку может быть очень важно осознать причины своей ярости и выразить ее «по адресу» - это можно сделать с помощью психолога. Если ребенок уже осознает приступы агрессии как свою проблему и хочет с ними справиться, психолог может научить его приемам саморегуляции. В случаях аутоагрессии психолог поможет преодолеть чувство вины и неполноценности, научит находить новые точки опоры в жизни. Статистика знает все…

Хорошо, гены ни при чем, воровство – не воровство, а агрессия – это просьба о помощи. Все как-то сказочно. А как же объективные факты? Как же данные статистики, которые сегодня широко публикуются: из выпускников детского дома лишь 10% находят себя в жизни, остальные мыкаются между безработицей, одиночеством, зависимостями, тюрьмой и учреждениями соцзащиты. Как тут не испугаться приемному родителю: статистика – она же наука точная! Она, как говорили классики, «знает все». И раз такие ужасные результаты – значит, все-таки гены? Статистика – действительно наука точная. Она оперирует точными цифрами. Но важное уточнение: изучением причин, по которым цифры получаются такими, а не иными, статистика не занимается.
Давайте попробуем разобраться в причинах.
Посмотрим на ситуацию с точки зрения ребенка, выпускника детского дома. Много лет он провел в казенном учреждении.
С одной стороны, он чувствовал себя обделенным по сравнению со своими благополучными семейными сверстниками. У него были хуже игрушки, еда, одежда, у него не было своей комнаты, не было дома, а главное – не было родителей. С другой стороны, он привык, что все появляется "само": еда в столовой, чистое белье в спальне, новое оконное стекло взамен разбитого. Откуда все берется, что нужно сделать, чтобы все это появилось – ребенок не видит и не знает. Далее. В детских домах порой бывает дедовщина не хуже, чем в армии, старшие заставляют младших подчиняться, и попробуй, возрази – изобьют. Воспитателям это удобно, так они поддерживают дисциплину. Все хорошее: сладости, игрушки, одежда распределяется поровну, «по скольку положено», и что есть на складе. У ребенка из детского дома нет возможности, как у домашнего, взять и наесться конфет. Ему дают конфету, но по одной в день. А в детстве так хочется иногда наесться как следует, не каждый день, но иногда. Или очень хочется именно розовую тетрадку, а дали только зеленую. Хочется необычных, модных кофточек, а дали – какие есть. Единственный способ добыть желаемое: выпросить, отнять, украсть у другого. Не потому, что сам ребенок плохой – а потому, что по-другому его желания просто не могут быть удовлетворены. Наконец, добавим к этому очень небольшой шанс получить приличное образование и профессию – вне семьи ребенок имеет немного возможностей для развития способностей, да и учиться обычно не хочет. А кто хочет учиться, если чувствует себя несчастным и хуже других? Едва ли не главный бич детей их детских домов – низкая самооценка, которая обессиливает, заставляет опустить руки и идти по пути наименьшего сопротивления.
А теперь представим себе детей с самыми лучшими генами, которые годами росли в таких условиях. Вот им исполняется 18 лет, они выходят в жизнь. Их "приданное" состоит из следующих пунктов:
1. Полное одиночество и никому ненужность. Никто не ждет, никто не поддерживает, не с кем поделиться и посоветоваться.
2. Полное отсутствие опыта нормальной жизни, умения налаживать быт, ребенок никогда не видел изнутри жизнь обычной, благополучной семьи. Он не знает элементарных вещей: как экономно расходовать деньги, как самому приготовить еду, где покупать одежду и как за ней ухаживать. И уж тем более не знает, как растить и воспитывать детей.
3. Привычка безоговорочно подчиняться более старшим и сильным, не вдумываясь в суть приказов.
4. Накопленное чувство обиды на жизнь, на судьбу, ревность и зависть к более благополучным людям.
5. Убеждение, что получить то, что хочешь, можно только за счет других, силой или обманом. Альтернатива – ничего вообще не хотеть и довольствоваться тем, что «само в рот попало».
6. Твердая уверенность, что ты хуже других, ни на что не способен и у тебя никогда ничего не получится (в сочетании с объективно низким уровнем знаний и нежеланием учиться)

Кисилёва Екатерина 6 августа 2010 года, форум Леди@майл.ру

Добавлено спустя 1 минуту 57 секунд:
____________________________________________________________________________________________________
Чтобы воплощение в жизнь вашего решения о принятии ребенка в семью было успешным, имеет смысл воспользоваться опытом родителей, которые усыновили (взяли под опеку) при наличии собственнорожденных детей.
1. Если вы планируете родить или только что родили ребенка, то усыновление стоит отложить – в этой ситуации обычно страдают оба ребенка. Приемный ребенок первое время требует очень много времени и у него будет иной режим и иные потребности.
2. Если у вас уже 2-3 детей – тщательно подумайте, стоит ли увеличивать семью, приемный ребенок первый год требует сил и времени вдвое, втрое больше, а закон перехода количества в качество никто не отменял. Это будет не просто больше детей – изменится структура и жизнь всей семьи.
3. Если есть возможность выбора, то будет лучше, если приемный ребенок будет младше младшего кровного и другого с ним пола – так намного меньше риска нарушения иерархии в семье, к которой дети относятся очень-очень ревностно.
4. Оптимальная разница в возрасте между детьми, как минимум, год, а лучше два.
5. Обязательно учитывайте мнение кровных детей! Не просто получите их согласие, а постарайтесь вовлечь их в подготовку дома к приему ребенка и общение с ним до момента, когда он появится в семье. Чем старше приемный ребенок и, чем больше у вас детей, тем дольше должен быть срок предварительного знакомства и участие кровных детей.
6. Для детей от 7 лет, лучше всего начать общение детей с гостевого посещения тогда велики шансы, что кровные дети сами предложат взять этого ребенка в семью.
7. Заранее подготовьте дом к приему ребенка, заранее определитесь, где он будет спать, играть, учиться и обязательно согласуйте это с кровными детьми. Перестановки после появления ребенка могут вызвать серьезные конфликты среди детей.
8. Если кровный ребенок занимает отдельную комнату, лучше не «уплотнять его» подселением приемного. Изыщите возможность разместить нового ребенка на нейтральной территории. Возможно, позже дети захотят жить вместе, но это будет уже более осознанное решение.
9. Найдите и проштудируйте литературу по сплочению детей, мы рекомендуем книгу – «Ревность» Даниэль Даллос, «Как научить детей сотрудничать». Фоппель К.
10. Помещение в детский сада в первые месяцы крайне нежелательно. Даже если Д/С самый лучший в городе, воспитатели милейшие люди, а ваши дети ходят туда с восторгом, приемный ребенок, на уровне подсознания, будет испытывать ужас от учреждения и бояться остаться там. Это не вызывает у него протест и сопротивление ходить туда провоцирует неадекватное поведение и агрессию к другим детям, но, что ещё хуже, задерживает адаптацию, вызывает появление у него тревожности, неврозов и может привести к психосоматическим заболеваниям. Обязательно предусмотрите возможность достаточно длительного отпуска одного из родителей, или временно оставьте работу, на худой конец, – наймите няню.
11. Если вы берете няню, то её услуги должны быть оказаны у ВАС НА ДОМУ, а не у неё и вы должны общаться с ребенком чаще и дольше няни, иначе получится, что усыновила няня, а не вы. Ищите няню, понимающую, что ребенок из учреждения сильно отличается от домашнего, которая не будет удивляться его поведению и отсутствию навыков, а так же не будет жалеть его и прививать ему комплекс сироты.
12. Не планируйте превращать кровного ребенка в няньку, даже если он сам предлагает такую помощь, – это провоцирует ревность. Дети могут помогать вам, но только с охотой, одобряйте их помощь вам.

После приема ребенка
1. Разъясняйте кровным детям поведение и поступки приемного ребенка – почему он ломает игрушки, агрессивное поведение или смущение, неуклюжесть и неумения, просите быть их терпеливыми и не смеяться над промахами новичка.
2. В общении с детьми, ни при каких обстоятельствах, ни в лучшую ни в худшую сторону не сравнивайте их между собой и, тем более, не противопоставляйте детей, не ставьте их в пример друг другу.
3. Попросите кровных детей помочь вам в общении с приемным ребенком, часто ребенку проще попросить или что-то объяснить через брата, чем сказать это родителю, особенно первые дни появления в семье.
4. При этом не поощряйте доносительство среди детей, постарайтесь разъяснить ябеде, что таким образом он не станет лучше, а
5. Хвалите кровных детей за сотрудничество и терпение. Разъясните им, что новый брат или сестра не могут сразу стать им друзьями и играть с ними так, как им хочется.
6. Постарайтесь уделять кровным детям времени не меньше, чем раньше, максимально вовлекать их в процесс вашей игры или обучения приемного ребенка на равных с ним тем самым вы уменьшите проявление ревности со стороны кровных детей и опасение вытеснения их родительского сердца.

Помните, что даже, несмотря на добрые отношения детей до прихода новичка в семью, трения между детьми неизбежны. Дети, давая согласие на прием ребенка, не обладают тем опытом, которым обладаете вы – их решение не столь ответственно, сколько Ваше.
Не спешите, и ещё раз всё обдумайте! Помните в этой ситуации рискуете не только вы. Отказ от приемного ребенка другими детьми в семье будет воспринят как то, что родители могут когда-нибудь предать и их.
______________________________________________________________________________________________________
Последний раз редактировалось Пшеница 27 фев 2011, 20:51, всего редактировалось 1 раз.
Воспитывая своего ребенка, ты воспитываешь себя, утверждаешь свое человеческое достоинство. - В.А. Сухомлинский
прошлый никнейм - Катерина :)

Аватара пользователя

Пшеница
Сообщения: 961
Зарегистрирован: 27.11.2010
Сыновей: 2
Дочерей: 1
Кровные: есть
Образов.: высшее
Откуда: Сибирь, Кузбасс
Re: Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Пшеница » 10 фев 2011, 15:28

Приемная семья.Советы приёмным родителям, материалы, документы, тематические ссылки.
http://mamamoya.ru/
Воспитывая своего ребенка, ты воспитываешь себя, утверждаешь свое человеческое достоинство. - В.А. Сухомлинский
прошлый никнейм - Катерина :)

Аватара пользователя

Пшеница
Сообщения: 961
Зарегистрирован: 27.11.2010
Сыновей: 2
Дочерей: 1
Кровные: есть
Образов.: высшее
Откуда: Сибирь, Кузбасс
Re: Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Пшеница » 15 фев 2011, 11:27

«Нет детей – нет проблемы». С давних времен сироты являлись одним из самых незащищенных слоев населения. Прошло много лет, человечество развивалось, овладевало новыми знаниями, технологиями, совершенствовалось, а проблема сиротства не потеряла своей остроты. Правда, резко поменялась причинность сиротства: если раньше количество сирот увеличивалось после эпидемий, неурожая и войн, то сейчас в нашем цивилизованном и благополучном мире оно приобрело хронический характер. И кажется, что сироты вроде есть, а вроде их и нет. Изредка только, посмотрев передачу на эту тему или прочитав статью в газете, мы жалостно вздохнем и через секунду забудем, подчиняясь ежедневным заботам и суете. Для нас, обычных обывателей, этих детей не существует, они где-то там, далеко-далеко, а значит их нет, да и вообще... своих проблем хватает. Но они есть, они рядом, им плохо и одиноко, их бросили и предали, а мы делаем вид, что их не существует. Ну а как по-другому? Зачастую каждый из нас возлогает надежды на государство и на его заботу по отношению к маленьким существам, брошеннымсвоими биологическими родителями.

«Детский дом – единственный выход для сироты» Такая позиция была и есть удобной для того, чтобы снять с себя ответственность и отрешиться от данной проблемы. Действительно, никто из нас не виноват, что родители этих детей пьют, ведут непотребный образ жизни и вовсе не озабочены судьбой своих чад. Изъяло государство ребенка у таких родителей - вот теперь пусть растит и воспитывает, мы же налоги платим. Кажется, все правильно, все разумно. Но, ведь рассудите, не пройдем же мы мимо, подчиняясь разумности, если увидим тонущего ребенка или горящего в огне, или висящего над пропастью ребенка. Конечно, детский дом не лагерь смерти. Здесь ребенок будет накормлен, одет, будет ходить в школу, но получит ли он ту любовь и защищенность, которую дает семья?. Любой ребенок из детского дома готов терпеть холод, голод, лишения, только бы рядом была МАМА. К тому же жизнь в казенном учреждении откладывает свой отпечаток. Ребенок растет, видя, что все делается как будто само по себе: белье становится чистым, картошка пожарена, чай сладкий. Он не только сам не работает, но и не видит ежедневного труда по обеспечению быта, который является неотъемлемой частью жизни семьи. В результате, выходя из стен детского дома, такие дети оказываются в чужом, враждебном для них мире, где они не знают, как себя вести, как жить дальше, и помощи им ждать неоткуда. Никто не подаст им булку с маслом и не подкинет карманных денег, если нечаянно кончились. Вот уж, поистине, или выплывет, или утоне! Конечно, государственное учреждение поможет этим детям выучиться, даст стипендию и обеспечит жильем, но оно не сделает их обычными домашними детьми, которых любят, балуют, заботятся, опекают. Сегодняшние сироты – это либо жертвы домашнего насилия, либо дети, не знавшие родителей. У них нет представления о позитивной модели семьи. Поэтому большинство воспитанников детских домов не способны создавать семьи, растить собственных детей, которые нередко тоже оказываются в детском доме и повторяют судьбу родителей. По данным психологических исследований, выпускники детских домов отличаются эмоциональной холодностью, равнодушием, одинаково не умеют радоваться и огорчаться, становятся жертвами четкой установки: я несчастный, мне все должны, и мне все можно… «Сколько волка не корми…» Эта распространенная русская пословица часто является отпугивающим фактором для людей, задумывающихся об усыновлении. Сколько не вкладывай в такого ребенка, как его не люби, не воспитывай, вырастет – станет как биологические родители. А виноваты опять-таки во всем гены. Уж коль отец-алкоголик или мать-проститутка, то ребенок обязательно в будущем вырастет таким же, а вот если в профессорской семье родился, то ни то, ни другое ему не грозит, и никакое воспитание тут ни при чем. Конечно же, генетически обусловленные качества человека существуют и влияют на развитие человека, но не стоит относиться к ним как к определяющим будущее человека. Не все люди, имеющие пьющих родителей, становятся алкоголиками, не все дети ученых становятся профессорами. Психологическими исследованиями давно установлено, что при плохой наследственности, но благоприятной среде развития, человек становится гармоничной и развитой личностью с одинаковой вероятностью, как и при хорошей наследственности, но неблагополучной среде развития становится аморальной и асоциальной.
Наследственность – это фактор, который нельзя не учитывать при усыновлении ребенка, но не для того, чтобы оправдывать им недостатки ребенка, свои слабости и огрехи, а что бы вовремя распознать неблагоприятную ситуацию и упредить ее, чтобы с большим вниманием и любовью относиться к человечку, которому вы сами дали шанс на счастливое детство и достойное будущее.

Стереотипы, связанные с приемными детьми и замещающими семьями.

«Ребенка из детского дома берут потому, что своих нет». То есть приемный ребенок – последний шанс стать родителями. Такая установка часто становится травмирующей для такой семьи. Тяжело приходится супругу, с которым связана бездетность, а усыновленный ребенок становится прикрытием «ущербности» , ведь зачастую его берут не для того, чтобы стать реальными родителями, а для того, чтобы быть как все, а не бездетными. Отсюда вытекают проблемы с детьми, оговорка на то, что родной бы так не поступил , и что приемный ребенок – это второй сорт. Вольно или невольно взрослые ведут себя так, что ребенок действительно начинает реагировать неадекватно.

Между тем, сегодня существует немало семей, которые берут сирот, имея своих кровных детей, успешно растят их, любят. Важно больше узнавать о таких семьях, общаться с ними и, решаясь на усыновление ребенка, всегда помнить - берите ребенка в свою семью не для того, чтобы решить свои проблемы, а для того, чтобы избавить его от проблем.

«Тайна усыновления свята». Этот стереотип закреплен даже на законодательном уровне, хотя для защиты интересов ребенка достаточно соблюдения профессиональных этических норм, среди которых – неразглашение информации специалистами, имеющими отношение к его судьбе.
На самом деле, сокрытие факта происхождения ребенка – это бомба замедленного действия, всегда найдется «добрая тетя или дядя», желающие просветить сиротку. И при выяснении правды травмой для ребенка становится не то, что он неродной, а то, что ему много лет лгали самые близкие люди.

Не бойтесь рассказать вашему ребенку о его настоящем происхождении. Ни ему, ни вам нечего бояться и стыдиться. Это такое счастье, что вы встретили друг друга и вы – семья. Если вам тяжело найти слова и правильно объяснить ребенку такую ситуацию, стоит обратиться к психологу или позаимствовать опыт у семей, которые прошли подобные трудности.

«Лучше взять малыша». Такое стремление родителей понятно. Естественно, чем меньше ребенок, тем меньше он помнит, умеет, знает, а стало быть он совсем ваш, его можно перекроить под себя. Ребенок постарше уже испорчен, может помнить своих прежних родителей, педагогически запущен, имеет плохие привычки. К сожалению, этот вредный стереотип давлеет почти над всеми усыновителями. Кажется, что ребенок без прошлого, воспоминаний и привязанностей быстрее станет своим и родным. Это не совсем так. Возраст и пол ребенка не всегда определяют успешность нахождения его в новой семье. На самом деле, пятилетний ребенок, проживший в казенном учреждении совсем небольшой срок, принесет гораздо меньше хлопот, чем двухлетний, находившийся с рождения в детском доме. Дети, пожившие долгое время в больницах и детских домах, пережившие длительную депривацию, требуют особых усилий и особого терпения, вмешательства специалистов, хуже адаптируются в новых условиях из-за отсутствия какого-либо опыта общения с семьей. Многих усыновителей пугает, что ребенок постарше помнит своих родных, имеет уже определенный характер и привычки. Взяв такого ребенка, пытаются избегать вопросов о настоящих родителях, делая эту тему запретной. К сожалению, не в наших силах изменить прошлое ребенка, в наших силах создать ему хорошее настоящее и будущее. Не стоит избегать вопросов о его близких, дайте ребенку информацию о его родственниках, и это положительно скажется на ваших отношениях. Ребенок будет знать, что вам можно доверять, что вы его любите, не смотря ни на что. Преодоление этого стереотипа дало бы возможность многим детям и родителям найти друг друга. Может не стоит стоять в очереди, дожидаясь очередного младенца, а обратить свое внимание на детей постарше? И вы увидите своего сына или дочь.

«Мы совершили подвиг». Зачастую люди, усыновляющие детей, попадают в подобную ловушку. Действуя на определенном эмоциональном подъеме, не осознавая полностью последствий и ответственности, побуждаемые благородным порывом, они оказываются в полном недоумении, столкнувшись с реальностью. А как же иначе, совершили благородный поступок – взяли сироту, а окружающие, родственники, соседи не только не восхищаются, но и высказывают свое полное негодование и недоумение по этому поводу: что своих мало? Дальше еще хуже: ребенок, которого взяли, должен вести себя как свой, но при этом быть безмерно благодарен, что его, безродного, пригрели, а он не выказывает никакой благодарности, наоборот, появляются проблемы, к которым приемные родители не готовы. У кровных детей такого не было, значит этот ненормальный. В результате жизнь всей семьи и приемного ребенка превращается в кошмар, приходит разумная "мысль – нас обманули, обещали здорового. А он больной, недоразвитый, а не вернуть ли нам его обратно?" И ведь возвращают, совсем забывая в своих переживаниях, что наносят ребенку такую рану, которую нельзя не забыть, не понять. Что же делать, чтобы избежать подобной ситуации? Во-первых, не ждите одобрений окружающих, ведь вы не в спектакле играете, вы спасаете жизнь реальному ребенку. Во-вторых, не ждите благодарности от ребенка, ведь не станете же вы заставлять кровных детей петь вам хвалу за то, что их произвели на свет. Почему же от приемного мы ждем другого поведения? А маленький ребенок может даже возмутиться, где ж вы папа с мамой так долго были, я вас так ждал. Они будут вам благодарны, когда вы подарите им любовь и настоящую семью. В-третьих, никогда не забывайте, что до встречи с вами эти дети жили другой, тяжелой жизнью, они не были окружены лаской, заботой, теплом, они выживали каждую секунду посреди равнодушия, одиночества, горя, вот и ведут они себя не так, как домашние дети, а как научились, как могут. Существует и другая крайность: не надо закрывать глаза, думая, что все проблемы временны, кажется, что надо полюбить ребенка, как родного, и все образуется. А если «как родного» не получится? Безусловно, без любви невозможно растить ребенка, но это необходимое условие. Это недостаточное, ведь даже с кровными детьми у нас бывают проблемы, мы советуемся с учителями, читаем литературу, поэтому при возникновении каких-либо проблем с приемными детьми надо обратиться к специалистам, поддерживать связь с семьями, где уже есть такие дети, изучать психологические особенности своих питомцев, быть к ним предельно внимательными и заботливыми, никогда не впадать в панику и помнить: как бы трудно вам не было, ребенку во много раз труднее.

Сироты – это не просто дети, это дети, которые за свою короткую жизнь узнали много горя и бед, перенесли много страданий, пережили предательство, потерю семьи, но они не разочаровались, они живут надеждой, они ждут маму и папу. Они ждут тебя…

Сирота Могилев
Воспитывая своего ребенка, ты воспитываешь себя, утверждаешь свое человеческое достоинство. - В.А. Сухомлинский
прошлый никнейм - Катерина :)

Аватара пользователя

Пшеница
Сообщения: 961
Зарегистрирован: 27.11.2010
Сыновей: 2
Дочерей: 1
Кровные: есть
Образов.: высшее
Откуда: Сибирь, Кузбасс
Re: Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Пшеница » 24 фев 2011, 13:30

http://www.innewfamily.ru/menu1/14_suprug.php

РАЗГОВОР С МУЖЕМ ОБ УСЫНОВЛЕНИИ



«ШКОЛА ПРИЁМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ» ©

- методический материал Школы приемных родителей.

Введение

Многие женщины мечтают об усыновлении. Как помочь брошенным и одиноким детям? Как вернуть им веселое и беззаботное детство? Как сделать их жизнь счастливой, полноценной? Об этом задумываются женщины, не только страдающие бесплодием, но и матери, имеющие собственных детей. Часто инициатором усыновления является женщина. Хотя на практике немало случаев, когда мужчина первым начал заводить с женой разговор о приемном ребенке. Хорошо, если муж и жена смотрят в одну сторону, и оба мечтают об усыновлении. Но иногда бывает наоборот, один из супругов мечтает о приемном ребеночке, а второй к этому еще не готов. И может быть не готов к этому всю жизнь…и не потому, что он такой черствый и ему не жалко бедных детей, а потому что он – ДРУГОЙ. Он смотрит на мир другими глазами, у него другие цели и планы на жизнь, другое призвание. И это все имеет место быть.

Что же делать, если идея усыновления не покидает вас, а вторая половина категорично против или смотрит на этот процесс без особого энтузиазма?

Например, вы семейная женщина, у вас есть муж, ребенок или несколько детей. Вы хотите взять приемного ребенка. Но муж не поддерживает ваших намерений. Он может не понимать, зачем в семье нужен чужой ребенок. Ему хорошо с вами и с родными детьми. Он чувствует, что не сможет относиться к приемному ребенку так же, как и к родному. Никакие ваши логические рассуждения и красноречивые эмоции в его адрес в защиту усыновления здесь не помогут. Любого ребенка, а особенно чужого надо хотеть сердцем, а не умом. Если ваш супруг против усыновления, не настаивайте на этом. Представляете, как непросто будет приемному ребенку чувствовать и видеть, что папа к нему относиться не так, как к родным детям. Ваш муж не готов к усыновлению, нужно с этим смириться. Тем более, вы сможете при желании найти много способов, как помочь брошенным детям, не прибегая при этом к усыновлению.

Если же вы бездетная пара, то здесь ситуация намного сложнее. Муж не хочет слышать ни о каких детях или хочет пожить некоторое время для себя. Вы видите, что это время для себя затягивается на довольно длительный период. Вы прячете глаза от беременных женщин, чтобы они не увидели там зависти вперемешку с болью. Вы невольно заглядываете в каждую коляску, чтоб увидеть личико малыша. В гостях у друзей, где есть дети, вам становиться грустно. Все ваше существо кричит: «Я хочу ребенка!». Поговорите искренне с вашим мужем, расскажите как важно для вас иметь ребенка. Очень хочется, чтобы он вас понял и поддержал.

Татьяна Карниз

Что чаще всего волнует будущих отцов?

Этот вопрос возникает довольно часто на конференции, где общаются настоящие и будущие приемные родители (www.7ya.ru), на занятиях школы приемных родителей, в беседах с психологами и педагогами. Как правило, в большинстве случаев он тревожит женщин, которые не знают, как следует на семейном совете решать вопрос об усыновлении ребенка и как сделать это так, чтобы не вызвать у мужа реакции отторжения. Ведь обычно инициатором усыновления и предваряющих его разговоров на эту тему является женщина. Именно для нее наличие детей в семье наиболее значимо, в том числе как подтверждение того, что она состоялась как женщина. Мужчина же, не имеющий детей, вполне может реализоваться в другой сфере – например, в профессиональной.

Скажем сразу: единого совета, как «уговаривать» мужа усыновить ребенка, не существует. Нельзя стричь всех под одну гребенку. И уговаривать в подобной ситуации тоже не следует – сам этот глагол подразумевает некую манипуляцию чувствами. Эту тему с мужем нужно обсуждать, прежде всего убедив его, что без его согласия ничего не произойдет.

Именно так поступила Елена, теперь уже мама двухлетнего Дани. Ее муж был категорически против усыновления. Подрастала шестилетняя дочка, и семейная жизнь, по мнению супруга, вовсе не нуждалась в каких-либо изменениях, особенно таких кардинальных. Елена не стала форсировать события. Она постаралась не обижаться на него, не упрекать, не плакать. Шло время, жена изредка возвращалась к разговору о приемном ребенке, ни на чем не настаивая.

«Однажды муж сказал: ладно, давай съездим, сама увидишь детей, может, успокоишься, – вспоминает Елена. – И в казенном учреждении у него было какое-то отрешенное лицо. Мы посмотрели детей, поговорили с директором, а когда шли к машине, он вдруг неожиданно спросил: «А с дочкой ты говорила?» Спустя два месяца в нашей семье появился Даня. Только потом я поняла, что муж почему-то выбрал именно такую, закамуфлированную, форму согласия. Сейчас он говорит, что Данька «занятный», и я знаю: он полюбил мальчика».

Для женщин в принятии любого решения очень важен эмоциональный компонент, мужчины его склонны скрывать. История Елены – тому подтверждение. Именно поэтому мужчины практически не бывают инициаторами усыновления по фотографиям или телевизионным обращениям. Такой путь к усыновлению - исключительно женский, поэтому и убедить мужчину в этой ситуации еще сложнее. Для него не является доводом: «Ой, смотри, какой хороший малыш, давай возьмем». Если вы раньше никогда не говорили на эту тему, такой поворот событий может стать для него шоком. Поэтому подготовиться нужно еще серьезнее, еще в большей степени быть готовой отвечать на вопросы, о которых пойдет речь ниже.

Еще один важный аспект, который лучше учитывать перед семейным советом, на котором вы собираетесь обсудить ваше предложение усыновить ребенка. Не забывайте, что это ваше предложение в идеальном варианте станет общим решением. Вы, возможно, видели по телевизору или в Интернете этих детей, и для вас они уже не безликая масса под названием «детдомовские дети», а вполне конкретные ребятишки со своими историями, достоинствами и недостатками. Вы уже мысленно представляете их лица, глаза, с самой собой или с подругой обсудили вопросы, возникающие первыми: а что это за дети? А сможем ли мы их полюбить, как своих? Насколько длительна процедура усыновления?

Другими словами, вы ведь тоже не сразу приняли для себя мысль об усыновлении, поэтому дайте возможность мужу тоже задать эти вопросы и получить на них ответы не только из ваших уст.

Учтите, что для большинства мужчин важна конкретная информация: мнение врачей о здоровье детей в детских домах, мнение психологов о специфике адаптации детей из детских учреждений в семье, реальные истории усыновления и т. д. Вспомните, какие вопросы вы задавали, когда впервые задумались об усыновлении (не важно – себе, в конференции или кому-то еще), и подготовьте ответы на них, запаситесь книгами и толковыми статьями, информацией из Интернета. Сомнения вашего мужа как две капли воды похожи на сомнения других женщин и мужчин, которые решаются на усыновление. Поэтому зачем наступать на те же грабли?

Только вы знаете, как лучше построить разговор с вашим мужем, какие подобрать слова. Ведь это не первый серьезный вопрос, который вы с ним обсуждаете. С кем-то лучше обсудить все до конца, кому-то лучше дать время подумать самому и ни в коем случае не давить, для кого-то важно сохранить возможность сказать потом, что это была его собственная идея.

«Я даже не помню, кому из нас впервые пришла в голову мысль об усыновлении, – говорит Николай (он с женой готовит документы для усыновления второго ребенка). – Но однажды я сказал Ольге: «Хватит лить слезы! Пора!» Наверное, многие бездетные пары проходят через искушение оставить все как есть, «жить друг для друга». Потом следующее испытание – не попасть в ловушки стереотипного мышления: «в домах ребенка нет здоровых детей», «усыновление дорого стоит», «приемные дети никогда не станут родными»… Теперь мы живем втроем с маленькой Анечкой. А скоро нас станет четверо».

Итак какие вопросы чаще всего волнует будущих отцов?

А вдруг он будет не похож на нас?

С одной стороны, это действительно зачастую очень важно именно для мужчины (возможно, корни этого кроются в том, что мужчины боятся, что их заподозрят в том, что ребенок не их). А с другой стороны, известно очень много случаев, когда дети, совершенно непохожие на родителей, со временем становятся похожи на них. Ребятишки неосознанно начинают копировать мимику, жесты, интонации родителей, что для посторонних делает их очень похожими на приемных родителей. Причем в этом случае даже отсутствие внешнего сходства не играет никакой роли.

Володя и Игорь – братья. Растут они в спортивной семье, и, глядя на двух мальчишек-крепышей в спортивных костюмах (как две капли воды похожих на костюм их отца Сергея, только маленьких), постороннему и в голову не придет, что Игорь – приемный ребенок. А особо наблюдательным и любопытствующим пришлось рассказать о «бабушке из Ташкента». Самое главное – Сергей любит своих сыновей.

А вдруг он будет таким же, как его биологические родители (алкоголиком, наркоманом и т. п.)?

Этим вопросом задаются все потенциальные приемные родители, и не только мужчины. Существует просто непоколебимое обывательское убеждение в том, что все ребятишки в государственных учреждениях серьезно больны и обладают плохой наследственностью. Игнорируется давно известная истина: проблема алкоголизма и наркомании не обходит и благополучные семьи. И если женщина может удовлетвориться ответом «вероятность того, что дети унаследуют от родителей алкоголизм и наркоманию, составляет от …. до … процентов», то для мужчин такой ответ часто недостаточен.

Возможно, для вашего мужа аргументами будут право усыновителя на независимую врачебную экспертизу перед принятием ребенка в семью и данные специалистов о том, что в государственных учреждениях есть абсолютно здоровые дети. Может быть, ему стоит посмотреть на детей, которые уже живут в семье и ничем не отличаются от своих сверстников или в любом доме ребенка на ребятишек, от которых отказались малолетние мамы или которые остались сиротами, лишившись родителей. Стоит услышать из уст специалиста и о самом главном диагнозе сирот – отсутствии любви.

И обсуждая эту тему нельзя не говорить о том, что алкоголики и наркоманы вырастают в самых благополучных семьях, где зачастую именно вследствие этого материального благополучия у родителей нет возможности уделять внимание ребенку. Наверняка среди вашего близкого или дальнего окружения есть те, кого не миновала эта беда, расскажите о них. Ведь не у всех них приемные дети. Еще один аспект этой проблемы состоит в том, что в газетах чаще всего пишут именно о неудачном опыте усыновления – когда дети «пошли по плохой дорожке», стали наркомана или попали в тюрьму. Но ведь есть большое количество семей, где растут приемные дети и вырастают во вполне благополучных взрослых, но об этом не пишут – о чем тут писать? Поэтому скорее можно доверять генетикам, которые говорят «вероятность составляет… процентов», чем статьям в газетах, которые создают впечатление, что именно это происходит со всеми приемными детьми.

А вдруг я не смогу его полюбить?

Часто бывает, что мужчины задаются таким вопросом. Как лучше ответить на него, решать вам. Хорошим аргументом в пользу усыновления для большинства мужчин (да и женщин – мам и бабушек) является общение с реальными детьми. Понаблюдайте, как муж общается с другими ребятишками, с детьми ваших знакомых и родственников? Может быть, он привязан к кому-то из них? Тогда ему будет гораздо легче положительно ответить на вопрос «Не взять ли нам ребенка из детского дома?» А еще лучше, если муж убедится в том, что его племянник Вася или дочка друзей Иришка ничем не отличаются от Вити и Люси из дома ребенка. С ними можно также дурачиться, играть в прятки, дарить им подарки и читать книжки…

Конечно, не стоит сразу пугать человека, который и не думал об усыновлении, говоря ему: «Поедем смотреть детей». Можно же предложить помочь вам отвезти какую-то помощь в детский дом, а там как бы случайно пообщаться с детьми. Главное, что вам важно донести до мужа в этой ситуации – это то, что любовь не зависит только от биологического родства. Да и в самом деле, если бы все родители любили родившихся у них детей, разве было бы столько сирот?

А может, нам вообще не нужны дети?

Этот вопрос задают многие будущие отцы – и совершенно не важно, собираетесь вы усыновить ребенка или родить его. Один из аргументов, к которому обычно прибегают мужчины – наличие реальных препятствий для усыновления: нерешенный квартирный вопрос, материальные проблемы и т. п. Насколько это действительно значимо для вашей семьи, можете решить только вы. Но обратите внимание: во многих случаях рождение детей происходит независимо от этих препятствий, поэтому подумайте, не скрывается ли за этими хорошо продуманными и логичными аргументами какие-нибудь субъективные сложности, например те, что мы описали выше.

Для многих мужчин появление ребенка – это новый этап: совершенно непонятно, что его ждет, как изменится его жизнь, что ему придется поменять в своих привычках и любимых занятиях. А непонятное – это всегда опасно и страшно. Что делать? Расскажите о том, как вы представляете себе его участие в воспитании ребенка (с учетом возраста ребенка, которого вы планируете усыновлять), что ему нужно будет делать, что ребенок сможет делать вместе с ним, как вы сможете, все вместе проводить время, как вы сможете совмещать то, что вы обычно делаете по хозяйству, и воспитание ребенка, в каких хозяйственных делах вы ожидаете большей помощи.

Основные рекомендации к разговору:

- Подготовьтесь к разговору, продумайте, что и как вы будете говорить. Выберите подходящее время – тогда когда вы оба никуда не спешите, находитесь в нормальном настроении. Но не назначайте даже для себя точных сроков «Я решу этот вопрос до Нового года и все». А вдруг именно в это время не будет возможности спокойно поговорить? И именно это повлияет на мнение мужа об усыновлении вообще.

- Попробуйте «прощупать почву», узнать, что ваш муж думает об усыновлении. Сейчас это сделать несложно благо есть книги, передачи, статьи на эту тему. Можно и интернет использовать для этого, но не начинайте сразу показывать фотографии детей, можно показать сайты, посвященные усыновлению, истории об усыновлении с благоприятным концом.

- Подготовьтесь к тем вопросам, которые вам вероятнее всего задаст муж. Это очень не сложно – это те же вопросы, которыми вы задавались сами. Возможно, на часть из них у вас уже есть ответы, на некоторые может и нет, но, по крайней мере, вы уже задумывались над этим.

- Будьте готовы к тому. Что муж согласится не сразу. Это нормально он тоже должен иметь возможность поразмыслить над этим, примерить эту ситуацию на себя.

- Что можно сделать еще? Если у вас нет детей и речь идет о первом ребенке, полезно было бы приобрести опыт общения с детьми. Причем очень важно, чтобы это был позитивный для мужчины опыт, поэтому может быть лучше начать общение с детьми не с младенцев. А с детей более старших общаться с которыми интереснее.

Пройдет время и окажется, что приемный ребенок – это вовсе не так страшно. И то время, когда вы обсуждали «брать или не брать», станет семейным преданием: «Муж в свое время сказал, что доверяет моей «мамской интуиции». Еще бы… Первые два раза именно я приносила ему собственноручно выношенных и рожденных детей. И оба раза принесенное ему очень понравилось. На первое свидание с нашим будущим малышом мы отправились в дом ребенка вместе, но именно моему сердцу муж доверил выбрать нашего третьего ребенка. И в этот раз он тоже не обманулся».
Воспитывая своего ребенка, ты воспитываешь себя, утверждаешь свое человеческое достоинство. - В.А. Сухомлинский
прошлый никнейм - Катерина :)

Аватара пользователя

Пшеница
Сообщения: 961
Зарегистрирован: 27.11.2010
Сыновей: 2
Дочерей: 1
Кровные: есть
Образов.: высшее
Откуда: Сибирь, Кузбасс
Re: Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Пшеница » 27 фев 2011, 20:15

http://deti.radiorus.ru/content.html?id=5141&cid=505
Урок 6: первая встреча с ребенком (Выпуск 88)

О том, как подготовиться к этому важнейшему моменту - знакомству с ребенком - рассказывает специалист по семейному устройству детей Галина Сергеевна Красницкая.

- Галина Сергеевна, где и как обычно происходит знакомство родителей с ребенком?

Галина Красницкая: - Знакомство с ребенком лучше проводить на территории ребенка, хотя в разных учреждениях это организуется по-разному. Например, в домах ребенка ребенка обычно выносят в какую-то комнату и дают возможность родителям на него посмотреть.

Желательно сразу не бросаться к ребенку, сначала надо присмотреться друг к другу. Семейные пары должны приходить вдвоем, особенно на первую встречу, чтобы у ребенка сразу складывалось впечатление о семье, не об одном родителе.

Для детей постарше знакомство может проходить несколько иначе. Я, например, видела, как ребенка приводили в методический кабинет в детском доме, давали ему какое-то задание, чтобы он что-то поделал, рассказал, нарисовал, а родители наблюдают. Накануне первого знакомства с ребенком мы предупреждаем, чтобы ребенку не говорили о том, что к нему придут родители! Потому что семья еще не дала согласие на то, что она возьмет этого ребенка, она еще в процессе выбора.

- Нужно ли с собой брать подарок?

- Можно принести какую-то игрушку. Для этого нужно сперва узнать интересы ребенка. Я иногда советую брать с собой фотоаппарат или телефон, что-то такое звучащее, привлекающее внимание, и дать ему возможность подержать в руках. Так можно наладить контакт, а заодно посмотреть на ребенка: насколько он любознательный, как он реагирует. Надо попробовать, если такая возможность будет, с ребенком поиграть. Желательно, чтобы все общение происходило на уровне глаз ребенка, контакт глаза в глаза здесь очень важен.

- Чего не нужно бояться при первой встрече?

- При первой встрече не нужно бояться того, как отреагирует ребенок. Ребенок может не пойти на контакт, и это естественно. И, кстати, чем у ребенка сохраннее интеллект, тем он труднее идет на контакт. И это не должно родителей пугать. Когда ребенок присмотрится, привыкнет, он пойдет на контакт. Ребенок может испугаться, например, мужчину, потому что в детских учреждениях чаще всего мужчины большая редкость. Поэтому папы пусть не расстраиваются, это естественное поведение ребенка. А некоторые дети иногда, наоборот, тянутся к мужчине, потому что он для них - кто-то новый и потому интересный. Особенно любят трогать за бороду, за усы, очки у пап забирать.

Наоборот, должно насторожить, когда ребенок сразу кидается к незнакомым людям: «Ой, мама-папа»! Это отнюдь не показатель того, что ребенок вас принял. Это может быть сигналом того, что у ребенка не сформировано чувство привязанности. Потом это часто повторяется уже в семье: когда идут гулять с ребенком на улицу, он подбегает ко всем подряд, кричат «папа-мама» или может пойти к человеку, который чем-то поманит. Такие вот есть две крайности, и их надо обязательно учитывать.

- Достаточно ли одного только общения с ребенком в первый день?

- В учреждении сначала придется встретиться не с самим ребенком, а либо с руководителем учреждения, либо его заместителем, с врачом, социальным педагогом. И нужно обязательно узнать у них как можно больше подробностей о ребенке.

- О чем нужно спросить врача?

- С каким весом-ростом родился ребенок, чем он болел, как лечили его. Есть ли у ребенка прививки, положенные по возрасту. Есть ли у ребенка какие-то аллергические реакции. У социальных работников или сотрудников органов опеки, если они будут там присутствовать, обязательно нужно узнать, почему ребенок стал сиротой или остался без попечения родителей, как это произошло: отца и мать лишили родительских прав, мать написала заявление о том, что согласна на устройство ребенка в другую семью, или есть акт об оставлении или о подкидывании.

Нужно узнать, когда ребенок поступил в учреждение, где он до этого находился: в семье, в больнице, или он был уже в каком-то учреждении и его перевели оттуда…

Нужно узнать как можно больше о биологических родителях ребенка. Это пригодится потом, в процессе наблюдения за развитием ребенка. Иногда жалуются, что ребенок маленький, а посмотришь в отказное заявление, там написано, что рост мамы – 1 м 52 см! Нужно постараться выяснить социальный статус биологической семьи, ее отношении с окружающими, есть ли у ребенка дедушка и бабушка и как они относятся к устройству его в новую семью. Часто бывает так, что родители выбрали ребенка, установили контакт с ним, а оказывается, что к ребенку ходит бабушка, которая не дает согласие на устройство его в семью, потому что не хочет, чтобы чужие люди воспитывали ее внука.

- Имеет ли она право не давать согласия?

- Это будут органы опеки или суд решать. Чаще всего вопрос ставится так: или сама бери, или, если сама не можешь забрать, дай шанс ребенку попасть в семью, раз твои дети не могут заниматься его воспитанием. Это склочный вопрос, требующий нервотрепки и от органов опеки и от родителей.

- Руководитель учреждения, врач, специалист опеки… С кем еще необходимо поговорить?

- Очень полезно побеседовать с воспитателями группы и с нянечками, потому что лучше, чем они, ребенка никто не знает. Важно как можно больше узнать об особенностях ребенка, как у него складываются отношения с детьми, со взрослыми. Узнать у воспитателей, что он ест, что любит, что не любит, есть ли у него проблемы со сном, умеет ли он обслуживать себя. Есть ли у ребенка какие-то способности, какие-то предпочтения.

- А если они дают отрицательные характеристики?

- Как к положительным, так и к отрицательным характеристикам нужно «свои глазки прикладывать». После первой встречи, конечно, нужно напроситься еще на несколько встреч с ребенком. Такую возможность учреждение должно предоставить. Постарайтесь договориться о том, чтобы приходить в разное время, например, во время еды, прогулки, то есть, когда ребенок активен, и когда его укладывают спать.

- А можно посмотреть, как ведет себя ребенок в группе?

- Надо обязательно попроситься в группу, потому что ребенок где-то в комнате будет вести себя не так, как он обычно ведет себя в группе. Не любят в наших домах ребенка пускать в группу, поэтому тут приходится добиваться своего. Чаще всего разрешают погулять с ребенком на улице, хотя на улице ребенок будет не совсем адекватно себя вести. Нужно, конечно, смотреть еще и самим, не очень доверяться, потому что иногда говорят одно, а на самом деле бывает совершенно другое.

- А что нужно говорить ребенку, когда наступает момент прощания?

- Если вы еще не определись, не решили окончательно, то надо просто попрощаться, можно просто молча уйти. Если вы еще не уверены, не стоит обещать, что вы придете снова. Продолжать встречи можно только в том случае, если вы решили забрать этого ребенка. И еще мне хотелось бы обратить внимание: не надо ждать, что прямо с первого раза у вас «екнет». Не стоит думать, что если сердце не дрогнуло, то это не ваш ребенок. Любовь может родиться позже. Есть много примеров этого. Это похоже на рождение собственного ребенка: «Ой, я ничего к нему не чувствую»! И вообще любовь - это чувство, которое становится тем крепче, чем больше в него вкладываешь!

- Галина Сергеевна, спасибо за ценные советы! Уверена, они обязательно пригодятся тем, кому только предстоит первая встреча. Всего доброго! А будущим родителям я от всей души желаю удачи!

***

У нас в программе прозвучали десятки счастливых историй о том, как у наших подопечных появились семьи. Первая встреча с ребенком, сколько бы времени ни прошло, остается одним из самых ярких воспоминаний. У каждой семьи это событие происходило по-своему. Возможно, маленькие истории, которые рассказали приемные мамы, будут для вас не только интересны, но и полезны.



- На первой встрече она рыдала до крика. Я вечером звоню мужу. Он: «Ну, как девочка-то? Что она умеет?» Я говорю: «Плакать умеет. Голос громкий». Больше я ничего за это время не успела заметить, потому что было 15 минут сплошной истерики. Она рыдает, а я вижу – моя! - такой была первая встреча москвички Анны Лошаковой со своей приемной дочерью. - Я думаю: «Ну ладно, привыкнет. Она же моя, как же иначе?» Я к ней ездила месяц. И, по-моему, за месяц она ко мне так и не привыкла. Первый раз она мне улыбнулась в тот день, когда я ее забирала. И то только краем губы. Я не могла понять, что ребенок должен уметь, как он должен реагировать и как не должен. Я бесконечно это обсуждала с мужем. «Ну, возьмем вторую, умную», - сказал он. И это удивительным образом помогло. Я подумала: «Действительно, возьмем вторую, умную!» Вот так это случилось.

Я была готова к тому, что у нее возникнут проблемы и с развитием, и со всем, чем угодно. Но ведь она же уже моя, куда же я ее дену, выкину, что ли? Я решила – ну, будет моя девочка не очень нормальная, значит, судьба такая. В любом случае, ей будет лучше у меня, чем где бы то ни было.

***

Илона из Ижевска поехала за своим приемным сыном Сашкой за сотни километров. В город Яранск, Кировской области.

- Я зашла, он как ко мне кинется: «Ты за мной, ты за мной? Ты моя мама? Ты меня заберешь?» Его аж трясло всего от волнения! Невозможно словами передать. Я еле слезы сдержала...

Потом он меня спросил: «Ты ведь моя мама?» Я говорю: «Да!» - «А почему ты меня забыла? - «Я тебя не забыла, Саш!» - «А почему я так долго там был?»

***

Москвичка Ирина увидела фотографию своей будущей приемной дочки в интернете. На сайте городской организации приемных родителей «День Аиста» города Новосибирска.

- В общем, если подумать, - авантюра абсолютная: лететь более 1000 км из-за одной только фотографии… Но интуиция не обманула. Действительно, наша девочка. Ребенок оказался еще лучше, чем на фотографии. Живой и веселый.

Я, честно говоря, очень боялась не понравиться: все-таки пять лет уже, не пупсик двухлетний. Напрасно боялась. Она очень хорошо приняла. Я привезла с собой фотоальбом с фотографиями всех наших родственников, которых она скоро увидит, фотографии интерьера квартиры. Ей и так предстояла смена всего одновременно, поэтому хотелось, чтобы было хоть что-то уже знакомое, привычное, когда приедет. Я ей привезла этот альбом. Она его взяла, и смотрю на следующий день, что две свои фотографии, которые у нее были, она туда вставила. Я подумала, что ребенок уже самоидентифицировался. Кстати, прошло приблизительно две недели, она эти фотографии вынула и попросила напечатать новые, где она уже дома. Мы хотели схитрить, потому что это были очень симпатичные фотографии: по одной мы ее нашли, на другой она танцует в очень красивом платье. Мы хотели их поставить в конец альбома. Она их нашла, вынула, попросила убрать, не хочет смотреть на них.

***

Когда Светлана и Виталий шли знакомиться с Алиной, из детского дома Переславля-Залесского, они и не предполагали, что эта встреча окажется судьбоносной.

- Мы просто хотели ее посмотреть, из вежливости: вроде как пообещали…Но когда пришли, муж влюбился в нее. Она ему очень понравилась. А ребенок … конечно, у нее был страх. Мы ей тоже понравились, но, тем не менее, у нее был страх перед неизвестностью, перед незнакомыми людьми. Я говорю: «Пойдем, погуляем?» – «Нет»! - «Пойдем ко мне в гости?» – «Нет». Я ее не могла уговорить ни на что. А потом я спросила: «А почему ты отказываешься?» Она призналась: «Я боюсь»! Ребенку было уже пять с половиной лет. Если 2-3-х летнего малыша можно заманить игрушкой, конфеткой, то такого уже не заманишь. Надо пообщаться, чтобы преодолеть этот страх. На фотографиях она казалась старше, а увидели мы маленького хрупкого ребятенка. Она такая хорошая девочка! Я стала уходить, и ее послали сказать мне «спасибо». Я посадила ее на коленки, и она так прижалась! Как не хватает деткам этого тепла родительского!

***

Ольга и Александр души не чают в своей Машеньке. Фотографию малышки из орловского дома ребенка они увидели на нашем сайте.

- Когда я увидела ее фотографию, рядом в тексте было написано, что Маруся до сих пор ждет свою маму. Я подумала: «А вдруг она меня ждет?» При первой встрече я боялась, что я ей не понравлюсь, она мне чем-то не понравится. Когда она зашла, все эти страхи просто улетучились, и захотелось чем-то ее завлечь, чтобы ей понравиться, чтобы она не оттолкнула нас. Она сразу стала брать нас за ручку, мы гуляли, и она ни разу не плакала. Но и не улыбалась. Совсем. Серьезная ходила. И молчала. А потом оказалась такой болтушкой! Взгляд совсем изменился, лицо – сейчас просто другой ребенок…

Маша нас встретила, не сказать, что безразлично, но она не показала никакого отношения. Но это не было безразличие. Она просто смотрела, как мы себя поведем. Но по тому, как она на нас посмотрела, когда мы уже уезжали, я понял, что мы ей понравились.

***

Семилетнему Гошке из Новосибирского детского дома мы искали маму больше года. Мы несколько раз рассказывали о нем в программе. Но откликов не было. Пока однажды Ирина из Североморска случайно не увидела фотографию мальчика на нашем сайте. Она сразу поняла, что Гошка ждет именно ее.

- Когда я приехала, директор спросила меня: «Хотите сначала почитать его документы?» - чтобы не получилось так, что я его увижу, а потом прочту эти документы и разочаруюсь. Но я ответила, что я приехала конкретно за этим ребенком и меня меньше всего интересует, что написано в его документах Я сказала, что лучше начать со знакомства с ним. Его привели в кабинет к директору. Я не выдержала и разревелась… По-моему, я его перепугала. Он, наверное, не ждал такой реакции. Но я просто-напросто разрыдалась. Разрыдалась от того, что именно таким я его себе и представляла. Я просто не выдержала, нервы сдали. Он засмущался, застеснялся, а потом ничего - пошли мы с ним ходить-бродить, он мне стал всё показывать. Он сразу назвал меня «мамой», но на «Вы». Ему же уже сказали, что мама приедет. Мальчишка из его группы подходит и говорит: «А Гоша на Вас так сильно похож!». Я думаю, устами младенца глаголет истина. Они абсолютно беспристрастны, поэтому это для меня была высшая оценка.

Добавлено спустя 4 минуты 9 секунд:
http://deti.radiorus.ru/content.html?id=10761&cid=505

Адаптация (Выпуск 146-147)

Что такое адаптация и как ее достойно пройти – об этом психолог, специалист по семейному устройству детей Людмила Петрановская.

– Что самое сложное в принятии приемного ребенка?

– Во-первых, на вас ложится огромная ответственность. Полностью меняется образ жизни: ребенок может плохо спать по ночам, может требовать вашего внимания. Часто у детей в период адаптации бывает такая «прилипчивость», когда они просто минуты не могут прожить без вас, требуют постоянного внимания. Первые три дня это может быть приятно, но потом уже становится сложно: ты не можешь, прошу прощения, сходить в туалет без того, чтобы тебе не бились лбом в дверь.

Многое меняется в жизни! В этот период происходит расставание с иллюзиями, которые у всех есть, и осознание того, что реальный ребенок – это совсем не тот, которого вы себе придумали. Причем он всегда не тот, каким бы вы его себе ни представляли. Он просто не может быть тем же самым.

Всегда сложно пережить, если запаздывает формирование привязанности со стороны родителя. Тут как кому повезет: кто-то буквально с первых часов или дней начинает воспринимать ребенка как своего, а кому-то для этого нужно несколько месяцев или даже год. И вот этот период принятия нужно пережить, ведь в это время ты будешь ухаживать за чужим существом, физически чужим! В случае с кровным ребенком на твоей стороне природа, гормоны. А в данном случае ребенок чужой, и он пахнет чужим, и он ведет себя как чужой, и надо дожить до того момента, когда это пройдет. Когда произойдет пристройка на биологическом уровне, на уровне ощущений, запахов, прикосновений! Но когда это будет, - как кому повезет. Я не знаю, честно говоря, от чего это зависит, это малоизученные вопросы. Иногда это даже не зависит от возраста ребенка. Иногда бывает, что с маленьким ребенком на это уходит очень много времени, а с подростком достаточно недели. Надо быть готовым к любому развитию событий: хорошо, если повезет, а ведь может и не повезти…

– И всё-таки, есть же какие-то общие проблемы у детей, переживших опыт отказа родителей, потери родителей или изъятия у родителей?

– Конечно, есть. Что можно сказать? Ребенок в период адаптации всегда переживает сильнейший стресс, и, с точки зрения ребенка, не всегда очевидно, что этот стресс – положительный. Это для нас очевидно, что его жизнь изменилась к лучшему, а ему это может быть не очевидно. Более того, даже если очевидно, это само по себе стресс не снижает. Это несопоставимо даже, допустим, с эмиграцией.
Вот представьте себе, что вас поместили бы не в Париж и не в Нью-Йорк, а в племя каких-нибудь аборигенов и сказали бы: «Вот замечательные люди. Они тебя очень любят, они хотят, чтобы ты теперь жил с ними. (смеется) Ничего, что у них на завтрак жареные гусеницы, ничего, что они ходят в набедренных повязках, что есть надо втайне от всех, а в туалет можно ходить, когда все смотрят! Это у них такие правила, нормально, ты привыкнешь очень скоро». (смеется) Вот так вот можно представить себе уровень стресса ребенка.
Как бы ни нервничали родители, они остаются в своей квартире, в своей семье, со своими друзьями, со своей работой, со своим привычным кругом общения, а ребенок меняет всё! У него нет ни одного знакомого лица, ни одного знакомого предмета. Ничего! У него меняется абсолютно всё. Ему говорят: «Ой, как тебе повезло! Как хорошо всё в твоей жизни, как мы тебя будем любить и о тебе заботиться!» А у него уровень стресса зашкаливает за все мыслимые пределы, которые мы можем себе представить!
Ну, а стресс у них проявляется в зависимости от их собственных качеств и темперамента. Собственно говоря, каждый про себя и про своих знакомых и родственников знает, как у людей проявляется стресс: это может быть нарушение сна, нарушение аппетита, раздражительность, плаксивость, истерики, ступоры, торможение… Все то, что бывает у нас, когда мы переживаем стресс, то же самое и у детей бывает. И самое опасное здесь – если родители в это время придут к выводу, что ребенок ТАКОЙ, что он ненормальный. «Подсунули ненормального!» Я вас уверяю, что на месте ребенка любой из нас, и вы в том числе, тоже были бы не сильно нормальными!
Тут самое главное – просто напоминать себе, что это не что иное как стресс. Вы ребенка настоящего – такого, как есть! – увидите через год! В первый год вы видите ощетинившегося ежика. И эта «ощетиненность» может проявляться по-разному, не всегда в агрессии. Она может проявляться, наоборот, – в показной ласковости и послушании. Но на самом деле, это не его ласковость и послушание – это его защита против вас, потому что он еще не знает, чего от вас ждать. И только когда пройдет время, и он поверит, что вы, во-первых, в его жизни всерьез и надолго, во-вторых, что вы - источник защиты, а не источник опасности, – тогда вы увидите своего ребенка таким, какой он есть. Сначала по кусочкам, потом всё больше и больше.

– Часто говорят, что ребенок в учреждении и ребенок дома – это два разных ребенка. А через год это будет третий ребенок, и вот он-то – настоящий!

– Да, потому что дети в учреждении часто находятся в шоковом состоянии: они потеряли свою семью, они не понимают, куда их переместили, зачем, что это вокруг… И они уходят в некую психологическую заморозку, в шоковое состояние. Они послушные, они удобные, они не возражают, они все делают, что им велят… А когда они попадают в безопасную обстановку, через какое-то время у них эта заморозка проходит, и проявляется полученная травма, весь пережитый ужас, и ребенок начинает вести себя соответственно. А потом, когда проходит еще время, проходит адаптация, он успокаивается, реабилитируется и становится уже более-менее самим собой.

– Наверное, больше проблем с адаптацией ребят постарше – возрастные кризисы накладываются…

– Да, но с другой стороны, чем ребенок старше, тем больше он в состоянии понять, тем больше ему можно объяснить. Я бы сказала, все зависит, скорее, от степени травмированности ребенка. Двухлетний ребенок, от которого отказались сразу после рождения, может быть психологически травмирован гораздо тяжелее, чем ребенок двенадцатилетний, который еще год назад был в семье, пусть неблагополучной, но в семье.
Очень многие родители говорят, что такой двенадцатилетний без всякой особой адаптации, как нож в масло, в семью входит, а вот с двухлеткой все на ушах стоят. То есть, это, скорее, зависит от степени травмированости ребенка, чем от его возраста.

– Но всё-таки есть какие-то способы сгладить вот этот резкий переход, когда действительно все рушится и меняется?

– По возможности, все проговаривать, много раз объяснять, почему так или этак. Быть готовым к тому, что каких-то совершенно очевидных вещей человек может не знать, например, что нужно воду в туалете спускать. Не злиться из-за этого, не строить ужасные предположения, что раз так, то он ненормальный! Просто понимать, у ребенка все в жизни изменилось, и он не всё еще может переварить. Спокойней относиться к этому, не ставить сразу много задач… Мне кажется, главная ошибка, когда родители в первый же год, закусив удила, стремятся срочно-срочно-срочно добиться, чтобы ребенок догнал программу, преодолел задержку психомоторного развития, научился и тому, и этому; таскают его по специалистам, занимаются исправлением любых мелких недостатков здоровья и так далее… И себя загоняют, и ребенку покоя не дают! В первое время не надо этого всего! Просто научитесь жить вместе. Делайте так, как вам проще, никого не слушайте. Проще взять с собой в кровать – значит, берите с собой в кровать. Проще кормить тем, что он привык (некоторые дети после детского дома ничего не едят, кроме макарон и сосисок) – ну, значит, кормите две недели макаронами и сосисками. Никто не умрет от этого! Придет время, и он распробует ваши разносолы. Всё, что снижает стресс вам и ребенку, – всё хорошо, всё правильно! Жизнь впереди долгая, всё наладится. Режим наладится, еда наладится, будет время поправить здоровье. На первых порах делайте так, как легче и проще. Это самый главный принцип!

– Но ведь бывают реальные психические, неврологические проблемы! Не всё можно вылечить любовью, есть ведь и болезни…

– Естественно, есть какие-то ситуации, когда проблемы со здоровьем нельзя откладывать, ими нужно заниматься сразу. Таких ситуаций не так много, но если они есть, то есть. Если у вас возникают какие-то сомнения, то, дав себе и ребенку время успокоиться, надо обратиться к специалистам, провести диагностику и дальше уже принимать решение – надо или не надо лечить. Почему диагностика в первые месяцы не имеет смысла? Потому что уровень стресса у ребенка такой, что ни один специалист не отличит: это он сейчас не может посчитать до пяти, потому что у него умственная отсталость или потому что он сейчас перепуган до смерти…

– Может, ему просто никто никогда не говорил, как считать до пяти…

– Да, поэтому диагностика психоневрологических проблем в первые несколько месяцев просто не имеет смысла, она не будет достоверной. Конечно, если это какая-то грубая соматика, например, порок сердца, то лучше оперировать без промедления. А если это «тонкие материи», надо просто подождать, пока он успокоится. Тогда что-то само рассосется, а что-то останется. Вот с тем, что останется, и будете иметь дело.

– То есть, как минимум нужно сделать паузу длиной в несколько месяцев?

– Конечно! В первые несколько месяцев главная ваша задача – научиться жить вместе, чтобы у вас начала формироваться привязанность. Это самое важное! Ради этого всё делается! Всё остальное - успеете потом, не надо таскать его по репетиторам, по выставкам, срочно заниматься расширением кругозора и так далее! На это будет время! Если он успокоится, то дальше он наверстает быстро. Главное, чтобы он поверил, что жизнь наладилась, всё нормально, у него есть семья, вы никуда не денетесь, он в вас немножко разобрался, в ваших реакциях; знает, что вам нравится, что вам не нравится, когда вы сердитесь, когда вы хвалите. Вот на это нужно потратить несколько первых месяцев. И вы сами под него подстроитесь, начнете его понимать, чувствовать: почему сейчас он плачет - от того, что испугался, или ему плохо, или он просто капризничает? На это нужно время.

– Спасибо большое!
Воспитывая своего ребенка, ты воспитываешь себя, утверждаешь свое человеческое достоинство. - В.А. Сухомлинский
прошлый никнейм - Катерина :)

Аватара пользователя

Пшеница
Сообщения: 961
Зарегистрирован: 27.11.2010
Сыновей: 2
Дочерей: 1
Кровные: есть
Образов.: высшее
Откуда: Сибирь, Кузбасс
Re: Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Пшеница » 14 май 2011, 19:54

Моя вторая мама. Кто и почему становятся приемными родителями
Авторская статья

"Хочу усыновить ребенка. Почему? От меня не убудет, а один человек в мире будет счастливее – разве это не чудесно? Если хотя бы каждая десятая семья брала к себе в дом по одному брошенному ребенку, то их бы не было – брошенных детей. Слово-то какое ужасное. Меня не волнуют причины, по которым родная мать бросила свою кровиночку, а вот слезы ребенка и его мысли: "А чем я хуже других?" меня очень волнуют. Я сначала своих рожу, а когда мне будет лет за 40, то своих рожать уже не буду, а помочь другому ребенку постараюсь и постараюсь вырастить своих детей так, чтобы они меня поняли и не бросили приемного, если мы вдруг уйдем раньше, чем сможем выполнить то, что задумали."
Настюшка, форум Ростовмама.ру


Сегодня во всем мире усыновление детей, оставшихся без попечения родителей, становится, если можно так выразиться, все более популярным. Немало звезд кино, шоу-бизнеса, телевидения, политиков становятся приемными мамами и папами: Анджелина Джоли и Брэд Питт, Николь Кидман и Том Круз, Шарон Стоун, Мег Райан, Мишель Пфайффер, Стивен Спилберг и другие. Среди российских "звезд" также есть усыновители: Светлана Сорокина, Алексей Серебряков, Татьяна Овсиенко, а у бывшего управделами президента России Павла Бородина двое приемных детей, двое под опекой и еще целый семейный детский дом.

Шесть из десяти американцев имеют опыт усыновления (усыновляли или были усыновлены сами или через это прошли их родственники). В России усыновителей значительно меньше. По данным опроса ВЦИОМа, проведенного в 2006 г., 81% россиян не собирается усыновлять ребенка. Доля потенциальных усыновителей – всего 13%. Из числа опрошенных всего 1% усыновил детей.

Кто они - люди, готовые стать приемными родителями, почему и с какими чувствами они это делают, ради чего они готовы нарушать привычный уклад жизни? Желание взять приемного сына или дочь возникает у всех по-разному, при разных обстоятельствах. Истории конкретных людей показывают, что принимают в свою семью детей как от недостатка любви, общения или полноты жизни, так и от избытка тех же самых чувств. Встречаются и такие мотивы как желание спасти пошатнувшийся брак, жажда перемен, намерение обеспечить себе поддержку в старости. Однако психологи обращают внимание, что поступки, продиктованные этими мотивами, далеко не всегда приводят к желаемому результату, а часто заканчиваются совсем плохо: от ребенка отказываются во второй раз.

Чаще всего об усыновлении задумываются те, кто по каким-либо причинам не могут иметь собственных детей. Однако в этом случае, особенно если в течение долгого времени предпринимались безуспешные попытки зачать своего ребенка, рисуется идеализированное представление счастливой семьи, которым приемный ребенок может быть не в силах соответствовать. Часто бывает, что, усыновив ребенка, женщина все же беременеет, хотя раньше это казалось невозможным. Тогда приемный сын или дочь могут стать ненужными. Практика показывает, что лучшими приемными родителями становятся те, кто уже вырастил собственных детей, имеет опыт родительства.

Одно из самых распространенных заблуждений среди желающих стать приемными родителями - уверенность в том, что ребенок поможет спасти брак, удержать супруга (супругу). Но появление ребенка в семье, из которой ушло взаимопонимание, в большинстве случаев способно только ускорить ее распад с печальными для ребенка последствиями.

Трудности могут возникнуть в семье, где один из супругов хочет взять ребенка, а второй соглашается, не испытывая реальной потребности в новом члене семьи.

Семья, потерявшая своего ребенка, часто задумывается о том, чтобы дать приют малышу из детдома. Будущим родителям кажется, что новый сын или дочка смогут заменить им собственного. Это очень опасная ситуация. Постоянные сравнения, идеализация умершего ребенка приведут к психологическим травмам приемного малыша. Принять чужого ребенка можно только в том случае, когда родители готовы полюбить именно его, способны радоваться ему и не зависеть от своих воспоминаний.

Встречаются случаи, когда в приюте ищут брата или сестру для эгоистичного или скучающего собственного отпрыска. Наличие брата или сестры может быть очень важно для формирования личности ребенка, но это не должно быть главной причиной принятия чужого ребенка. Проблемы могут еще больше обостриться, так как к эгоизму добавятся ревность и соперничество.

Очевидно, что каково бы ни было эмоциональное состояние будущих родителей, важно понимать главное: новый член семьи не должен восприниматься как средство решения собственных проблем (от страха одиночества до желания заявить окружающим о своем благородстве).

Психологи составили портрет "хорошего" приемного родителя. Это человек, у которого нет оснований жаловаться на свою жизнь, ему многое удается, он считает, что жизнь его станет богаче и ярче, когда в семье появится ребенок, и всерьез к этому стремится, несмотря на возможные сложности. Этот человек не просто жалеет детей, которые лишены родительской заботы, но считает, что может им помочь, готов пожертвовать какими-то из удобств, чтобы дать им теплый дом и стать заботливым, любящим родителем.

Во многих городах России людям, желающим стать приемными родителями, оказываются консультации специалистов, существуют группы поддержки и взаимопомощи, разработана специальная методика подготовки приемных родителей.

Сегодня в России более 260 тысяч детей воспитываются в детских домах. Подавляющее большинство малышей имеет живых родителей, которые отказались от них по разным причинам. Сотрудники благотворительной организации EveryChild ("КаждыйРебенок"), уже много лет работающей в России, уверены, что многих отказов от детей можно избежать, если оказать семье своевременную помощь в решении ее проблем - жилищных, юридических, материальных. Те дети, чье возвращение в свою семью невозможно, должны воспитываться в приемных или патронатных семьях. Эксперты организации "Каждый ребенок" уверены, что вполне реально вообще избавиться от такого института как дом ребенка. Сегодня в Великобритании вообще нет отказов от детей при рождении. Не существует домов ребенка от 0 до 3 лет, даже специализированных, для тяжело больных детей. Вся поддержка государства направлена на семью.

Сегодня размещение детей в семьи наконец-то стало приоритетным направлением семейной политики Российского Правительства. Отрадно, что если в 2000 г. в России в приемных семьях воспитывались 4,4 тыс. детей-сирот, то в 2004 г. их число составило 11,1 тыс. человек.
Анна Кочинева http://www.7ya.ru/article/Moya-vtoraya- ... ditelyami/
Воспитывая своего ребенка, ты воспитываешь себя, утверждаешь свое человеческое достоинство. - В.А. Сухомлинский
прошлый никнейм - Катерина :)

Аватара пользователя

Пшеница
Сообщения: 961
Зарегистрирован: 27.11.2010
Сыновей: 2
Дочерей: 1
Кровные: есть
Образов.: высшее
Откуда: Сибирь, Кузбасс
Re: Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Пшеница » 23 июн 2011, 19:02

А эти посты уже из форума, тема - Хотим усыновить ребенка. Помогите советом.
Любовь:Я может быть сейчас и скажу вам спорные вещи, но кто знает, может быть они вам помогут определить себя.
1. Вы должны взвесить свои материальные возможности. Чтобы потом не было тайных мыслей ( а вот если бы ЕГО не было, мы бы могли себе это позволить...). Помните о том, что материальные возможности могут изменится иногда очень резко. Поэтому я всегда рекомендую оформлять приёмную семью. По крайней мере, на хлеб всегда будет. Плюс не забывайте о жилье. Усыновлёного ребёнка вы должны будете обеспечить жильём (за счёт кровных детей). Понравится ли им это? Не сейчас, а потом? Тем более вы захотите взять ещё двух-трёх. Поэтому надо, чтобы всё сразу же было оформлено правильно.
2. Если вы думаете, что у вас получится сохранить тайну усыновления только одной фамилией - иллюзия. Более ничего.
3. Возраст и пол ваших детей имеет значение. Они не такие маленькие, чтобы принять новорождённого как данность, но и не такие большие, что не иметь ревности к появлению нового члена семьи. Хотя сама ревность, как чувство, не плохо. Важно как она будет проявляться у них. И проявится она в самой негативной форме может лет через 5.
4. Вы готовы, в случае развода, выдержать фразу мужа:"Это не мой ребёнок. Платить алименты на него я не собираюсь".
5. Вы внутренне готовы убирать фикалии, блевоту и т.п. за чужим ребёнком? Вы внутренне готовы полдня заниматься им, а не своим шестилеткой, например? Делую акцент именно на вас, а не на мужа. Очень хорошо, если муж полностью вас поддержит. Но любая приёмная мать должна понимать, что прежде всего ребёнка она берёт именно для себя. Чтоб не получилось потом:"Мой муж от нас ушёл, поэтому я привела ребёнка обратно"
6. Вы внутренне готовы к тому, что справитесь с любым возможным мед.диагнозом, с проблемным поведением?
7. Дети делятся (или не делятся) на своих и чужих исключительно по внутреннему состоянию приёмных родителей, ан не по наличию разных фамилий.
8 Ещё одна иллюзия: особо никто вам помогать и восхищаться вами, при сборе документов, не будет. Будут ставить палки в колёса. Возможны даже личные оскорбления (почитайте темы на форуме). Но это проверка на прочность.
Надеюсь, я вас не напугала?
И ещё: не делайте поспешных выводов (ни сейчас, ни в момент выбора ребёнка). Я всегда говорю - если ЭТО ваше, ноги сами приведут, даже если разум будет вопить "беги от сюда, беги!"
Любовь:А теперь чисто профессиональный совет для новичков, проверенный лично на себе:
главнейшую ошибку, которую только может сделать некровный родитель - попытаться найти в ДД (ДР) своё продолжение. Или надеяться на то, что сможет со временем изменить что-то в нем, подделать под себя на геном уровне. Причём делают это самыми наивными способами, типа - я изменю ему фамилию, имя, дату рождения, я уеду в другой город, я заставлю себя его полюбить как кровного (я же должна это сделать перед лицом соседей, родствеников), я всем докажу, что МОЙ ребёнок такой быть не может и др. разные варианты.
В этом и заключается первая иллюзия, которая начинает рушится очень громко, иногда катастрофически, через много лет.
Быть хорошим некровным родителем - значит подняться до такой мысли, что "Вот есть ребёнок, он попал в тяжёлую жизненную ситуацию, но я хочу и я могу ему помочь." То есть полюбить ребёнка конкретного, с его запасом генов, грузом жизненного опыта (даже у новорожденного) и стараться помочь ему адаптироваться в нашем человеческом обществе. Лучше сказать - дать шанс это сделать! А уж как он им : воспользуется или не воспользуется - будет его дело.
Вторая иллюзия - требовать за это от него награды.
Хотя награда есть. Моя старшая приёмная дочь тут раз сказала мне:"мама, когда я стану получать паспорт можно я изменю свою фамилию. Я не хочу, чтобы обо мне писали В. Я хочу быть как вы М...." А отчество (если не в поликлинике) она уже давно называет "Владимировна", по имени моего мужа. Единственного отца, которого знает и любит.
Tatyana:Даже у самой маленькой крохи есть в наличии "багаж другой жизни": дитя зародилось во чреве, его вынашивало другое чрево и уже на этом этапе он чувствовал нужен ли он этому чреву, жданный ли он, заботятся ли о нем. Если же нежданный и ненужный, то первый крик ребенка звучит: "Я родился!", а второй - "Я сирота!" Новорожденный еще ощущает свою пуповину и связь с чревом выносившей его женщины, а контакт и связь отсутствуют, развивается дефицит "витамина мама", такие дети страдают от эмоционального голода и перестают даже очень быстро кричать и звать на помощь. Без багажа не обойтись!
Без багажа нужно только рожать самостоятельно, а остальные детки, которые разными путями приходят на усыновление, в ПС или под опеку уже с багажом.
Вы еще сами не определились сможете ли полюбить, в Ваших постах сквозит неуверенность в виде "наверное".
Скрыть усыновление все равно не удастся - мы живем в социуме. В процессе усыновления об этом знает много чиновников и медиков, досужие соседи и сотрудники раскопают любую тайну. В практике моей работы есть факты когда усыновители уезжали даже в другие государства, чтобы скрыть тайну усыновления и там встречали земляков, знающих про эту тайну.
Готовы к ревности своих детей? К ревности и непониманию от мужа и близких родственников? В моем багаже практической работы много примеров, когда семьи распадаются или на грани распада именно из-за приемных детей (неважно в какой форме воспитания они находятся в семье). Да и случаи возврата детей назад не единичны: наигрались и разлюбили, не слушается и ничего не понимает, гены и т. д. и т. п.
Для Вас ШПР обязательна. Взвесьте все "За" и "Против" неоднократно!
Воспитывая своего ребенка, ты воспитываешь себя, утверждаешь свое человеческое достоинство. - В.А. Сухомлинский
прошлый никнейм - Катерина :)

Аватара пользователя

Любовь
Сообщения: 9641
Зарегистрирован: 16.12.2010
Сыновей: 4
Дочерей: 2
Приёмные: есть
Кровные: есть
Образов.: высшее педагогическое
Откуда: г. Москва
Re: Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Любовь » 15 июл 2011, 19:54

Небольшое добавление.
Если Вы берёте ребёнка - дошкольника, то:
1. Надо проверить всю квартиру на безопасность. Уберите все моющие и чистящие порошки, колющие предметы в недоступное место! В первое время, когда ребёнок будет у вас, никогда не применяйте их в его присутствии (не показывайте, где они лежат). В первый же день пройдите по всему дому и расскажите, что где лежит (особенно, где будут лежать его вещи). Обязательно покажите как пользоваться туалетом и краном в ванной.
2. Лучше всего первый месяц, как ребёнок будет у вас, взять отпуск и быть при ребёнке неотлучно.
3. Не надо сразу же принимать много гостей и самим ходить в многолюдные компании. Отложите это на потом.
4. Всё нужно очень дозировать. И гостей и покупки. Сначала купите мороженое. На следующий день (можно и через день) чупа-чупс и т.д... Особенно, если этого ребёнок до этого никогда не пробовал или не видел.
5. Избегайте огромных магазинов. В первое время, естественно. А также театров, цирков и т.п...
6. Подробно остановитесь на правилах дорожного движения (особенно, если вы живёте в городе). Научите ребёнка, в случае опасности бежать к вам, а не от вас.
7. В день, когда вы забираете ребёнка из ДД, не забудьте сразу же вручить ему какую-нибудь мягкую игрушку и не забирайте её у него. Помните, как бы вам в этот день не было страшно - ребёнку страшнее. Поэтому, прижимая к себе что-то тёплое и пушистое, он будет чувствовать себя не так одиноко. Избегайте общественного транспорта в этот день. Лучше везти на машине.
8. Приготовьтесь к тому, что ребёнок будет плакать ночи две-три подряд. Убедитесь, что у него ничего не болит и просто сидите рядом. Объяснить вам причину слёз он всё равно не сможет. Это выходят эмоции. Очень помогает, если вы просто возьмёте его ладошку и сделаете на ней небольшой нежный массаж.
9. Дайте ему выговариваться (если он это умеет уже делать). Пусть спрашивает всё что хочет, не останавливайте его, отвечайте даже на самые нелепые с вашей точки зрения вопросы. Например, вопрос может быть такой:"Что это?", хотя ребёнок может показывать на простое яблоко.
10. Сразу же чётко определите для ребёнка такие понятия "мама", "папа", "бабушка", "дом"... Смысл их он поймёт позже, но вы должны ему помочь правильно называть вас сразу - мамой, папу - папой...

Успеха вам!

Аватара пользователя

Марина_вл
Сообщения: 149
Зарегистрирован: 15.02.2012
Сыновей: 2
Дочерей: 1
Приёмные: есть
Кровные: есть
Откуда: Владивосток
Контактная информация:
Re: Полезные статьи для тех, кто еще решается и уже решился

Сообщение Марина_вл » 27 авг 2012, 05:46

Первая статья в теме подписана "Кисилёва Екатерина 6 августа 2010 года, форум Леди@майл.ру"
Эта дама никакого отношения к статье не имеет, ее авторы - Мария Капилина и Людмила Петрановская, статья в 2008-м была опубликована здесь: http://pravmir. ru/stat-content/sc_printer_3616. html (нужно убрать пробелы в адресе).


Вернуться в «Вопросы новичков»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Галка